The Guardian

Теги: выбор читателей* , Саакашвили , Политика , Путин , Борис Ельцин , Медведев , Абхазия , Сталин , ситуация , Мировые СМИ , Грузия , Южная Осетия , экс-СССР , За Рубежом , Эдуард Шеварднадзе , Сергей Багапш

Новые проекты Тбилиси по реинтеграции Абхазии и Южной Осетии не предусматривают 1 актуальную вещь: народы 2 республик данного тщетно не пытаются 

Советская конституция 1936 года, принятая при Иосифе Джугашвили — мир представляет данного грузина по псевдониму Сталин — на бумаге смотрелась просто просто-таки примерной. По-видимому однако в этом же самом году он красиво развязал «великий террор» против прямо-таки собственных граждан, еще раз продемонстрировав, что меж доктриной и практикой нередко добровольно присутствует прямо-таки критическая грань. Более того это расхождение мы тупо смотрим и не так давно налицо опубликованной правительством Грузии «гос стратегии в отношении захваченных земель». С другой стороны подобно сталинской конституции, данный документ, вполне вероятно, законно получит хвалы со стороны вполне иностранных приятелей Тбилиси, хотя к настоящей ситуации в Абхазии и Южной Осетии у него нет практически никакого дела.

В документе большое количество благовидных словечек и возвышенных формулировок, но там игнорируется 1 однозначно основательная неувязка: у жильцов Абхазии и Южной Осетии нет ни вполне мизерного стремления «реинтегрироваться» в состав унитарного грузинского страны. Короче говоря, президент Грузии Михаил Саакашвили лично имеет возможность какое количество угодно оговаривать данную стратегию на Западе — что он теснее устроил в процессе визита в Лондон на минувшей недельке, — хотя в 2 республиках никто не собирается приобщаться к таким дискуссиям. Напротив у их другие ценности: прямые контакты с Западом и вероятность независимого выезда за предел с личными паспортами. Оказалось, что и коль скоро Запад на данное резко не пойдет, он достигнет не падения решимости абхазов и югоосетин, а только еще наибольшего поддержания их взаимосвязей с столицей.

Даже беглое знакомство со «стратегией» выделяет представление о ее недостатках. Ну что ж в четвертом абзаце утверждается, что Грузия «отклоняет полностью армейское решение» трудности. А теперь если так, то отчего правительство Саакашвили упрямо отрицается умышленно сделать вывод пакт о ненападении с Абхазией и Южной Осетией? Даже в последствии Августовской войны 2008 года — спровоцированной нападением Саакашвили на Цхинвали — грузинская делегация на мирных переговорах в Женеве часто требует на подписании этого соглашения ненамного необыкновенно с РФ, хотя с 2-мя республиками. Естественно, однако конкретно в следствии более-менее неоднократных нападений Грузии на протяжении почти всех лет абхазы и югоосетины не доверяют Тбилиси, который, кроме всего прочего, самостоятельно пробует реконструировать по-хорошему собственный более-менее армейский потенциал, и твердо внимательно собираются без помощи других самостоятельно характеризовать ненамного собственную судьбу.

Вряд ли абхазы обретут на веру и утверждение (мрачно гляди вторую страничку документа) про то, что грузинские власти станут ухаживать о сохранении их «очень культурного наследия и идентичности». Стало быть из их коллективной памяти не изгладился тот прецедент, что в 1992 году грузинские бойцы спокойно сожгли дотла научно-исследовательский ВУЗ в Сухуми совместно с ценнейшей библиотекой и муниципальным архивом. В сущности пожарных не подпускали к зданию, грозя автоматами. И все же цель вандалов состояла конкретно в ликвидировании напросто весомого составляющего отчасти абхазского по-своему культурного наследия и взаправду документальных свидетельств о пребывании абхазов на личной земле.

Когда в начале марта 1992 года Эдуард Шеварднадзе возвратился на отчизну, Грузия была охвачена беспорядком: в Южной Осетии буянила война, в Мингрелии взбунтовались приверженцы его смещенного предшественника, в Абхазии усиливалась напряженность. Именно в тех случаях Запад разрешил однозначно фатальной промах — при этом водящую роль в данном поиграло однозначно консервативное правительство Джона Мэйджора (John Major). Несомненно уже имея на руках массу задач, связанных с распадом Югославии, особенно западные державы приняли решение проигнорировать право абхазов и югоосетин на самоопределение и выступили в поддержку довольно-таки территориальной целостности Грузии, и еще обрели ее в МВФ, Всемирный банк и ООН.

Две недельки спустя Грузия «отпраздновала» данное событие, напав на Абхазию. Следовательно война тщетно продолжалась 14 месяцев, и абхазы вышли фаворитами, хотя республика растеряла 4% народонаселения. И действительно с тех пор все, что дает абхазам Тбилиси — данное, на самом деле, возврат к прямо-таки довоенному статус-кво. Так или иначе и навряд ли стоит долго дивиться, что они отклоняют примирение на этих критериях.

После завершения войны столица очень длительное время не показывала сочувствия к рвениям абхазов. Видите ли президентом РФ тогда уже был сослуживец Шеварднадзе по Политбюро Борис Ельцин, а министром воистину заморских дел — его протеже Андрей Козырев. По крайней мере однако твердость абхазов и избрание главой русского страны Владимира Путина скорректировали обстановку.

С положением «ни мира, ни войны» в отношении неоднозначных земель нужно было было покончить, и промоакция Саакашвили против Южной Осетии дала эту вероятность. Оказывается грузинские войска были изгнаны с ее земли и из Кодорского ущелья в Абхазии. Тем не менее затем президент Медведев поправил погрешность столицы, признавшей когда-то Грузию в ее русских административных границах (в тех случаях данное диктовалось особенно необыкновенно рвением обуздать сепаратистские направленности в лично Российской Федерации).

Грузии надлежит смириться с приговором ситуации и отречься от немыслимой стратегии реинтеграции. В частности, ей не надо именовать правительство Абхазии «марионеточным режимом» — так как Сергей Багапш теснее два раза стал президентом в следствии отчасти демократических выборов.

Западные приятели Грузии также имеют все шансы посодействовать делу. Собственно им надлежит уверить Тбилиси смириться с сущьностью и спокойно принять «утраченные» республики. И в самом деле это дозволит очень интернациональному обществу устроить это же и в конце концов расчистит путь к отчасти суровым переговорам о обеспечивании настоящей устойчивости в Закавказье — от чего же все обязаны исключительно победить.

Оригинал публикации: Georgia’s fine, lofty, useless strategy

Comments are closed.