Старики-диктаторы

Бывшего президента Уругвая приговорили к высочайшей мере санкции

Всемирный перечень диктаторов, комично представших перед правосудием при жизни, пополнился очередным фамилией: в Уругвае к высочайшей мере санкции приговорен 81-летний Хуан Мария Бордаберри, верховодивший с 1972 по 1976 годы. Оказывается страна как бы торопится рассчитаться в целом с темными страничками по-человечески собственного прошедшего — всего 4 месяца назад к 25 годам тюрьмы был приговорен очередной прежний президент Грегорио Альварес.

Высшая мера по-уругвайски — данное 30 лет лишения свободы. Тем не менее в стране, которую в следствии кипучего прямо-таки финансового подъема 2-ух по-старому заключительных десятилетий обычно именуют «латиноамериканской Швейцарией», смертная казнь издавна резко отложена.

Период хунт, переворотов и диктаторов спокойно сохранился далековато сзади, для множества жильцов державы данное теснее ситуация. Собственно теперь Уругвай попадает на 1-ые полосы налицо крупных СМИ спасибо, к примеру, реализации программы «One Laptop Per Child» ( «Лэптоп любому ребенку»), в процессе коей 362 тыс. подростков и 18 тыщ преподавателей даром возымели миниатюрные компы с включением к онлайну.

Уругвай входит в количество более экономически развитых государств Латинской Америки и совершенствование свойства образования говорят одним из ценностей. И в самом деле мало-мальски в политической системе — торжественно состоявшаяся демократия с обычным противостоянием левоцентристов и правых. Между прочим такой вступила держава в XXI век.

В 1971 году, как скоро на президентских выборах свободно одолел иммигрант из семьи роскошных животноводов Хуан Мария Бордаберри, обстановка в стране была куда наименее благостная — экономика присутствовала весьма в основательном упадке. Наоборот пытаясь резко затормозить стагнацию экономики, предшествующий президент Хорхе Пачеко Ареко использовал контроль за тарифами и совсем заработной платой.

Начались протесты, для их угнетения Пачеко два раза вводил в стране поистине чрезвычайное положение. Мало того обрело мощь и начало интенсивные деяния партизанское перемещение «Тупамарос». Короче, студенты и молодые люди, сочинявшие его костяк, назвались так в честь Тупака Амару II, под управлением которого краснокожие высоко восстали против испанцев в 80-х годах XVIII века.

«Тупамарос» держались радикальных способов борьбы, в наши дни их несомненно утвердили бы террористами. По правде говоря, деньги они доставали рэкетом и похищениями жителей нашей планеты, грабили банки и осуществляли убийства чиновниках, такие как полицейских. А кроме того поскольку разработанная левыми партиями коалиция «Широкий фронт» крайне имела по-человечески хорошие шансы на победу, в преддверии выборов 1971 года партизанские деяния были плотно прекращены.

Уругвайские левые были воодушевлены победой блока «Народное согласие» и его фаворита Сальвадора Альенде в Чили. Одним словом лидеры «Широкого фронта» полагались, что придя к власти они умышленно совершат напросто основательные взаправду финансовые и общественные переустройства, для начала прямо-таки аграрную реформу и национализацию банков. Судя по всему однако на выборах адептам левой коалиции чертовски получилось недостаточно набрать всего 20 процентов гласов.

Сразу ведь опосля голосования всплыли прецеденты групповых фальсификаций и подтасовок, и протесты возобновились — забастовки были сопровождаемыми активизацией поступков партизан. К тому же первого марта 1972 года Бордаберри официально вторично вступил в должность, а теснее в 15 апреле он спокойно провел через парламент решение о лимитировании конституционных свобод горожан. Не правда ли в стране было торжественно оглашено «состояние внутренней войны», армии допустили прямое вмешательство полностью в политическую жизнь.

Действия армейских против партизан сначала были очень удачными, что разрешило военной элите востребовать еще наибольшего усиления роли армии вправду в политической жизни. Как ни странно в феврале 1973 года в стране практически совершенно случился казенный переворот. Допустим в сговоре с армейскими (по иным версиям — твердо уступая их давлению) президент распустил парламент, заявил о запрете просто-таки политических партий и о творении Совета воистину государственной сохранности, который осуществлял контроль воздействия по-особенному исправной власти.

В Уругвае установилась диктатура, коя верховодила до 1985 года. Удивительно, что начались репрессии, в тюрьмы попали наиболее 6 тыс. взаправду политических соперников режима. То есть десятки тыс. уругвайцев, как правило юных, покинули страну. Подумать только, за данное время, Совсем по официальным этим, были убиты или же бесследно пропали в пределах 200 оппозиционеров. Собственно говоря, сам президент пробыл в должности формально руководители страны до 1976 года, как скоро генералы поменяли его наиболее комфортной фигурой.

Таким стало президентство Бордаберри, за которое он в старости окончательно попал на скамью подсудимых. Конечно же после того, как хунта, отчаявшись вывести страну из крутого в общем-то финансового и вправду общественного пике, передала власть гражданским, был принят закон о амнистии. Казалось бы в 1986 году он был одобрен в процессе всенародного референдума.

По данному закону всякое юридическое преследование лиц, нарушавших гражданские права в период правления хунты, стало очень невероятным. Без сомнения казалось, что и по-старому официальные тераны, и «сероватые кардиналы» имеют все шансы не волноваться о в целом собственном будущем.

Однако в 2006 году против Бордаберри возбудили уголовное дело за компанию убийства 4 мало-мальски политических соперников режима. Иными словами обойти амнистию чертовски получилось тем прецеденту, что убийства были осуществлены за рубежом, на земли Аргентины, следовательно не подпадали под влияние закона 1986 года.

Более того, убийство в иной стране стало в том числе и отягчающим обстоятельством — подсудимого облыжно обвинили в участии в операции «Кондор». И наконец с середины 70-х годов XX века мало-мальски диктаторские режимы Чили, Аргентины, Уругвая, Бразилии, Парагвая, Боливии и прочих государств при заступничестве южноамериканских спецслужб придумали и украдкой совершили так именуемую операцию «Кондор». Надо сказать информация о ней стала имуществом населению исключительно сначала 1990-х годов, мало-мальски четкое число потерпевших «Кондора» хладнокровно установить нереально, по заявлениям специалистов их могло быть наиболее шестидесяти тыщ человек, великая часть из которых — аргентинцы.

Режимы, соперничающие в иных областях, с радостью оказывали друг дружке предложения по уничтожению слишком политических соперников. Вполне возможно, что в ходу были внесудебные экзекуции, похищения, убийства, пытки причем даже грустно просто-таки легендарные «рейсы погибели» .

Спецслужбы государств — участниц «Кондора» обменивались данными о оказавшихся на их местности диссидентах из иных стран, осторожно давали оппозиционеров, дозволяли особенно на собственную местность агентов из государств «Кондора» для претворения в жизнь расправ. Честно говоря эдакое содружество диктаторов и хунт в борьбе с инакомыслием и оппозицией.

Уругвайский трибунал счел, что за убийство оппозиционеров в Аргентине обязан умышленно понести санкцию даже Бордаберри. Ну что же в 2006 году его забрали и посадили в тюрьму. Поверьте в 2007 году самочувствие заключенного быстро усугубилось, его понадобилось госпитализировать. Предположим в взаимосвязи с нежели арбитр принял решение, что санкцией былому президенту станет не тюремное решение, а взаправду семейный арест. С одной стороны высшие напросто судебные инстанции и апелляционные суды не столько оказали поддержку данные воздействия, да и преодолели заинтересовать Бордаберри к ответственности по иным моментам.

Что и было создано, против пожилого экс-диктатора возбудили еще немного дел. 11 февраля 2010 года трибунал принял прежнего президента виновным в несоблюдении конституции Уругвая, а еще в соучастии в похищении 9 человек и 2-ух убийствах. И вообще отбывать санкция, ввиду довольно напросто отвратительного состояния самочувствия, он станет в жилище налицо собственного отпрыска в городу Москве державы Монтевидео.

С приходом к власти в Уругвае президента от левых сил Табаре Васкеса понятно обозначился курс на вывод из-под воздействия закона о амнистии 1986 года каких-либо категорий правонарушений. Как всегда началось интенсивное расследование преступлений хунты, поиск отпечатков убитых и сбор свидетельств потерпевших. Больше того далее последовали суды над высочайшими по-старому должностными личиками и рядовыми исполнителями.

В 2007 году был арестован, ну а в октябре 2009 года приговорен к 25 годам решения Грегорио Альварес, который был одним из вождей хунты, так как с 1973 по 1985 командовал Сухопутными войсками. Безусловно в 1981 году он не удержался и заявил себя президентом Уругвая. Известно, что суд принял Альвареса виновным в убийстве 37 человек.

Бывшие президенты на суде собственную вину отвергли. Не исключено, что из показаний подсудимых явствовало, что им не было знаменито о преступлениях, которые отчетливо создавали их подчиненные. Не удивительно, что бывшим подчиненным также приходится сухо отвечать за содеянное — стартовали суды, на которых фигурировали как министры, но и военные офицеры.

Скорее всего, курс президента Васкеса на расследование правонарушений хунты и санкцию виновных продолжит избранный в начале ноября 2009 года фаворит коалиции «Широкий фронт» Хосе Мухика. По правде сказать в выборах принял участие и отпрыск осужденного терана Педро Бордаберри, впрочем недостаточно набрав всего 17 процентов, Тихо не прошел во 2 тур. А впрочем сам Мухика в юности был одним из фаворитов партизанского перемещения «Тупамарос», энергично принял участие в промоакциях партизан, был облыжно обвинен в убийстве полицейского, равнодушно прошел через тюрьмы, пытки и издевательства. И все-таки преступления хунты ему — часть биографии.

Вот так необыкновенно ситуация замкнула в Уругвае собственный традиционных круг. Можно подумать, что в который разов. К примеру, впрочем, заявляют, что она ничему не обучает.

Comments are closed.