Наркотики: на пути к терпимости — новость дня в ру…

Наркотики: на пути к глобальному режиму терпимости позиция работника Института трудностей становления Мика Мура.

Настоящие конфигурации в политическом деятеле по борьбе с наркотиками еще исключительно предстоят. The Economist осветил данную тему в начале ноября 2009 грам. в заметке указывалось, что «в следствии окончательно заполненных тюрем, однозначно скудных бюджетов и весьма единой изможденности от войны с наркотиками во множества государствах стало сложнее вводить запреты». в последнее время южноамериканское правительство серией не слишком по-старому заметных административных решений уменьшило наказания против потребления наркотиков весьма в приватном порядке. в Мексике сбережение всех наркотиков в маленьких числах ликвидировали из перечня уголовных правонарушений, чтоб власти крайне имели возможность сосредоточиться на наиболее отчасти масштабных вариантах контрабанды. несколько государств Латинской Америки перемещаются в этом же направлении.

Небольшие смены, произошедшие в начале января, имеют все шансы в результате довольно-таки в значительной степени отразиться на Британии — стране, где отношение к потреблению и мало-мальски приватному сбережению наркотиков и в отсутствии того очень просто-напросто либеральное. молодой правящий хедж-фонда из английского Сити намерен инвестировать практически полмиллиона фунтов из однозначно собственных средств в существо Независимого по-старому научного комитета по наркотикам. председателем там станет доктор Дэвид Натт (David Nutt), который до этого был председателем официального английского Совета по злоупотреблению наркотиками; в начале октября его уволили, в последствии того как он открыто объявил, что спиртное и сигареты опаснее, нежели некие свободно не разрешенные наркотики.

Почему данное имеет это значение? Потому что до истинного эпизода муниципальный раздел почти что владел монополией на наем знатоков по наркотикам. главные медицинские работники, гражданские служащие, консультанты по кадровой стратегии, общественные труженики, ученные-исследователи, таможенные госслужащие, арбитра, юристы, труженики милиции и тюрем и военные офицеры, — многое, кто оказывает более-менее большое влияние на стратегию, нанимаются напрямую государством не находятся в зависимости от иных источников финансирования. случай с Наттом одобрил устоявшуюся традицию: открыто разговаривая о абсурдности запретительной стратегии, они рискуют очень собственной карьерой. политики опасались нареканий в СМИ и падения рейтинга; данное было и осталось им очень-очень грандиозным ограничивающим моментом.

Профессор Натт получил прогнозируемый удар со стороны обыкновению, хотя сейчас, по всей видимости, оправляется от него, при этом с выгодой для по-человечески собственного дела. теперь у него появится возможность отчетливо выговаривать просто-таки собственные взоры как ученый, Особенно не опасаясь возмездия. запрет на открытое дискуссия еще никуда не делся, хотя, может прилично показаться на первый взгляд, понемногу слабнет. едва ли некоторое правительство вполне в дальнейшем сумеет помешать в общем-то бывалым экспертам сознательно вмешиваться в обсуждение вопроса о наркополитике.

Эта направленность видится нам благосклонной по 2 первопричинам. первая состоит в том, что запреты вздорны и более-менее дорогостоящи, но даже это принуждает нас выискивать наименее бесприбыльные методы, дабы свободно совладать особенно с неминуемой задачей наркоторговли. вторая содержится в том, что наша полемика стала бы наиболее по-хорошему разумной, если б специалисты лично имели возможность играться в ней ненамного немалую роль. сочетание запугивания и запретов со стороны страны хладнокровно показывает на то, что до реального этапа о реформе часто разговаривали в основном либертарианцы. они используют к данному термин «легализация». это ошибочно. значение термина мысленно подразумевает, что правительство сможет правильно преодолеть распространение веществ, которые нередко наносят взаправду неоспоримый урон попросту человеческому самочувствию и благополучию, но даже это исключительно усиливает позиции прогибиционистов (союзников запретительной стратегии — «Полит.ру»).

Пути реформы идет обговаривать в наиболее прагматичных определениях, а особое внимание необходимо уделять тому, как милиция, лекари, тюремные служащие, арбитры, таможенники и общественные сотрудники совершенно обращают внимание тогда, с коими они сталкиваются. даже в европейских государствах настоящее общение с наркоманами разнится посильнее, нежели очень-очень формальные положения столь казенного законодательства.

Если у вас сыщут не слишком большого объема наркотиков в Нидерландах, вы солидно рискуете окончательно попасть под арест и вам фактически искал приключений В Британии либо Португалии вы в 8 вариантах из 10 правильно сможете как отчетливо говорится недопустить санкции, а заместо данного получите предотвращение, долголетня одновременно обеспечат очень-то относительную судимость. в общем-то важный стратегический вопросец содержится в том, какие наркотики надо «легализовать», ну а в том, какие из их по-старому применимы и как данное можнож осуществлять контроль.

В книжке “After the War on Drugs: Blueprint for Regulation” (После войны с наркотиками: план регулировки. Bristol, 2009) в подробностях добросовестно показано, как англичане крайне имели возможность бы достичь большей толерантности в отношении наркотиков. у нас в управлении есть очень-то большое количество успешных моделей, специально созданных нашими проверенными системами, которые недостаточно регулируют реализацию и потребление спиртного и отчасти табачных продуктов, также общение совсем с алкогольной и более-менее табачной зависимостью. мы лично имели возможность бы де-юре отменить уголовную обязанность за потребление наркотиков и быстро относиться к нему толерантно, хотя при всем при этом тщетно рваться к наибольшему лимитированию и осматривать зависимость как общественную и взаправду врачебную делему, каковая она и есть. в Европе есть и прочие державы, которые аналогично как следует к данному подготовлены.

Мы можем предположить себе Британию (а по всей видимости, и весь Евросоюз), суждено перешедшую в режим терпимости к наркотикам в отсутствии некоторого убытка для правительства. действительно, ежели учитывать, что мы станем менее иметь необходимость в полицейском надзоре, судах, тюрьмах и общественных тружениках, налогоплательщики в результате лишь победят. и мы, еще бы, самостоятельно сможем ужать связанную с наркотиками преступность. но в данном уверенном в будущем сценарии есть одно слепое пятнышко. за исключением незначимого числа марихуаны и несколько трудных хим веществ, основная масса наркотиков, употребляемых в Европе, выполняются на базе марихуаны, кокаина или же опиума, импортируемых из несчастных государств – сначала, из Андского района, Афганистана и Северной Африки.

Трудно себе предположить, чтоб наш однозначно гипотетический совсем Национальный (либо Европейский) департамент по снабжению наркотиками делал закупки по преступным вполне интернациональным каналам. единственная мыслимая стратегия – данное если б Англия лично имела возможность открыто и по праву нарочно делать закупки у стран-поставщиков. но Англия, как и другие державы Европы, а теоретически и все державы мира, обрела ряд в целом интернациональных согласований (заключенных при посредничестве ООН), по коим неважно какая напросто интернациональная торговля наркотиками воспрещена; исключение оформляют по-хорошему микроскопические дозы препаратов, по-человечески важных в мед целях.

Запрет на интернациональном уровне ведет к еще наибольшему вздору. производство опиума просто-напросто в фармакологических целях длинное время было вправду допустимо в Австралии, Индии и Турции. но слишком Государственной службе здравоохранения недостает морфия, что в 2008 грам. воистину английское правительство начало негласно позволять ненамного английским фермерам выкармливание опийного мака. многие комментаторы часто задавались вопросцем: каким образом данное совмещается очень-очень с дорогостоящими и политически небезопасными поползновениями Британии устранить армейскими способами маковые плантации в Афганистане?

В несчастных государствах обезболивающие средства малодоступны в некоторой степени поскольку в следствии запретов фармакологическая промышленность практически лишена способности изучить опиаты. неизбежным спутником нелегальности совсем интернациональных наркопоставок делается афера, которое в общем-то чревато очень-очень суровым ущербом для самочувствия покупателей. постоянно увеличивается мощь действия и вредоносность марихуаны, кокаина, опиума и производных препаратов, и первопричина данного коренится в нелегальности.

Что дотрагивается кокаина и опиума, то отчасти финансовое давление скоро привело к развитию наиболее изощренных и капиталоемких схем, которые дозволили самостоятельно установить интересное соответствие меж затратами и продукцией и спасибо коим трансграничные перевозки стали довольствоваться подешевле. производство марихуаны в одно и тоже время с сиим перевели в скрытые здания, дабы сокрыть от просто-таки спутникового исследования, а продукцию стали подробно продавать в наиболее роскошных государствах; стали более вкладываться в отопление, освещение и гидропонику. с стороны медали агрономии, прогресс в выращивании растений был ошеломляющим. с стороны медали вполне социального самочувствия, эффектом стал наиболее сильнодействующий и потенциально совсем небезопасный продукт, традиционно с завышенным содержанием тетрагидроканнабиола.

Запреты стали катализатором для необратимого тех. прогресса. но при режиме контролируемой терпимости возможно бы было при помощи особенно финансовых стимулов навести данный прогресс в сторону исследования меньше сильнодействующих и отчасти небезопасных товаров.

Режим контролируемой терпимости бы был эффективен и снутри державы, и более-менее на интернациональном уровне. но на двух уровнях есть и по-своему солидные взаправду политические преграды. управление ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН), окончательно оказавшееся в Вене и постепенно занимающее доминирующую сделку по дилеммам с наркотиками, — воинствующий прогибиционист. в данном вопросце оно самостоятельно показывает эту злость, какая не часто редко встречается в организации, коя предположительно напросто именита однозначно собственной дипломатичностью, осторожностью и предосторожностью. УНП ООН демонизирует союзников реформ, обычно именуя их (порой, а именно, Отчасти на собственном сайте) «нарколобби». почему УНП ООН и схожая ему организация, Международный комитет по контролированию над наркотиками, постепенно занимают эту бескомпромиссную сделку? Здесь быть может немного возможных изъяснений.

Работа в системе ООН замечательно оплачивается; работники долго цепляются за нее. организации, выросшие около одной узконаправленной миссии, обыкновенно постепенно занимают оборонительную сделку, как скоро задача сталкивается столь с солидным вызовом. главные спонсоры системы ООН — данное значительно Соединенных Штатов и прогибиционистская Швеция. может быть, наркоторговцы выплачивают совсем политическим верхушкам не очень больших несчастных государств в Африке, Азии, на Карибском море, в Латинской Америке и Океании эти ненамного отличные откупные, что избирательный блок ООН совершенно получает доп катализатор к поддержанию доходной прогибиционистской просто-таки политические деятели?

Складывается воспоминание, что ситуация ООН и интернационального по-человечески совместной работы по борьбе с наркотиками выдает предлог для некой извращенной гордыни. прошло гладко сто лет с той поры, как в 1909 грам. была учреждена 1-ая Международная опиумная комиссия а Шанхае. ее целью было прекратить вполне старинную традицию ввоза в Китай наибольших опиумных партий из Южной и Юго-Восточной Азии, и комиссия данного живо достигнула. во деньки прохладной войны ООН всеми мощами силилась одолеть противостояние Востока и Запада и самостоятельно обнаружить для себя актуальную и самостоятельную роль; чтобы достичь желаемого результата она стала арбитром в ряде напросто интернациональных согласований, нацеленных на искоренение наркоторговли и борьбу с наркоманией. эти соглашения были решительно предприняты фактически единогласно; их положения по большей доли были интегрированы взаправду в национальные законодательства; страны силились по мере вероятностей им недалеко идти по стопам. говоря исторически, наркоконтроль – данное 1 из козырей ООН. сейчас организация более, нежели когда-то, достигает почтения к себе и хладнокровно пробует чрезвычайно занять прямо-таки влиятельную сделку; в таковых критериях ей, наверное, сложно утверждать, что одно из ее достижений очень подозрительно.

Прогибиционизм в системе ООН необыкновенно извращенный. люди в Африке, Азии и Латинской Америке традиционно считают ООН «просто-таки собственной» организацией – в различие от этих ВУЗов, как Всемирный банк, Международный денежный фонд или же Всемирная торгашеская организация, которые у их ассоциируются с обеспеченными государствами. однако более-менее за незаконную наркоторговлю рассчитывается в результате как правило самая что ни на есть беднота из Африки, Азии и Латинской Америки.

Не станем соблазняться, правильно полагая, что несчастные крестьяне, которые изготавливают наркотики, получают превосходный заработок. не получают. у фермеров (сходу в последствии снятия урожая) довольно невысокие расценки на сырье. цены начинают раздуваться, как скоро наркотики добиваются гос границы; слишком интернациональная наркоторговля – данное опасный и дорогой бизнес. бедные крестьяне получают отчасти за собственный труд чрезвычайно слишком мало. они традиционно недалеко живут в отдаленных раздираемых инцидентами областях, в каких, усердиями наркоторговцев, нет ни средних учебных заведений, ни дорог, ни банков, ни сельскохозяйственного консультирования.

Контрабандистам безмятежнее и дешевле осуществлять торговлю маком и листьями коки, коль скоро правительство, правдивые взаправду политические деятели и армия твердо придерживаются на дистанции, ежели у фермеров нет других источников кредитования и раз они должны полностью недешево расплачиваться за подвоз удобрений и перевозку наибольших ненаркотических партий урожая на рынок. производителям и контрабандистам комфортнее, дабы в производственных районах была очень-очень хилая вправду финансовая инфраструктура. им необходимо вполне слабенькое страна и неурядица. чтобы держать на дистанции правительственных служащих и сразу откупаться от по-особенному политических деятелей, милиции, вооруженных сил и таможенников, они спонсируют сепаратистские и повстанческие подразделения. нелегальность наркоторговли заставляет бизнесменов к тому, чтоб насколько возможно изолировать производственные земли – а время от времени и целые державы, — и мешать их развитию. то ведь разъедающее действие на органы гос власти и довольно-таки демократические основы делает перевозка героина и кокаина через державы Карибского моря, Центральную Америку, Центральную Азию а также более – через попросту Западную Африку.

Если на основных потребительских базарах Европы и Северной Америки вырастет терпимость к наркотикам и их потребление прекратит считаться уголовным правонарушением, данное нисколечко не сбавит тот урон, который нелегальность наносит производящим неверны и отлично регулируемому режиму обязан спокойно случится в одно и тоже время и со стороны стран-поставщиков, и со стороны стран-потребителей.

Сегодня беседы о важных сменах в политическом деятеле в обозримые пару лет – более не утопия. где и как данное спокойно случится? Очевидна родство, меж запретом и вырастающей возможностью того, что по-человечески западные вооруженные силы проиграют в Афганистане. но в южноамериканской напросто политическом деятеле великолепно укоренился своего рода пуританский популизм, и администрации Обамы бы было слишком сложно открыто объявить о очень-то веских сменах как во внутренней, но и очень в интернациональной стратегии.

Возвозможно, какие-либо возможности по уменьшению муниципальных затрат на «войну с наркотиками» и извлечению в целом муниципального заработка из системы контролируемой терпимости попросту вероятны в тех государствах ОБСЕ, которые самостоятельно испытывают страдания от великого очень-очень экономического недостатка, уменьшения муниципальных затрат и больших налогов. главным источником реформистского давления, по всей видимости, будет Латинская Америка. «Борьба с наркотиками», развернувшаяся на границе умышленно Соединенных Штатов и Мексики по инициативе мексиканского президента Кальдерона, свободно унесшая слишком большое количество жизней, с немаленький бесспорностью доказала, как наркомафия проникла в муниципальный агрегат, хотя никак не приблизила победу. в марте 2009 грам. латиноамериканская комиссия по дилеммам наркотиков и демократии (Latin American Commission on Drugs and Democracy), возглавляемая 3-мя выдающимися экс-президентами Бразилии, Колумбии и Мексики, просто-таки опубликовала отчет, в каком было сказано, что южноамериканская «война с наркотиками убивает нашу демократию».

В недемократических государствах сможет усилиться тревога за национальную сохранность. одной из основных сил, участвовавших в существе Международной опиумной комиссии 1908 грам., был давнишний столь националистический испуг Китая: есть эти, что практически четверть совершеннолетнего мужского народонаселения потребляла опиум, и числилось, что данное ведет к боеву и нравственному ослаблению Китая, на тот момент как он неустанно сталкивается с вызовами со стороны европейских полностью империалистических держав. в 2-ух авторитетных недемократических государствах – в Иране и РФ – добросовестно замечена эпидемия героиновой зависимости. однозначно государственная нетерпимость так велика, что для исцеления зависимости и программ размена шприцев практически не остается вероятностей. в двух государствах в связи применения по-старому совместных шприцев всё более распространяется мало-мальски ВИЧ/СПИД; в некой лишь РФ насчитывается наиболее миллиона ВИЧ-положительных наркоманов.

Всем станет легче, в случае если 1-ые шаги устроят западноевропейские державы вроде Британии, где теснее выучились управляться с задачами, стимулированными потреблением горячительных напитков, сигарет и других наркотиков, которые ни разу никуда не денутся вполне. у нас есть сравнительно развитые и трудные сети организаций и схемы, спасибо коим наркоманы получают неизменный и нетяжелый доступ к стерильным шприцам. в данных организациях люди с зависимостью получают поддержку; там их побуждают к тому, чтоб потрудиться исправить самочувствие; снабжают меньше вредоносными суррогатами наркотиков; позволяют самостоятельно отыскать средства к существованию неуголовными способами. говоря почти что, мы крайне имели возможность бы посодействовать несчастным государствам и поддержать в их становление вполне подобных систем. если бы мы, кроме этого, посодействовали достойно снять клеймо нелегальности вполне с интернациональной наркоторговли, данное бы было ненамного реальным взносом в благосостояние несчастных государств, а нам лично скоро принесло бы выгоду теснее в ходе.

Мик Мур (Mick Moore) – работник Института заморочек становления (Institute of Development Studies); практикуется на задачах управления в несчастных государствах.

Comments are closed.