«Король китча» Джефф Кунс принял решение приступать к антич…

НЬЮ-ЙОРК, 17 апр — РИА Новости, Лариса Саенко. Самый дорогой из нынче здравствующих архитекторов, зачастую называемый «владыкой китча» Джефф Кунс восоздает свежую серию с именем «Античность», хмуро обратившись от дерева, сплава, фарфора, истинных пылесосов и живых расцветок к вправду традиционному мрамору.

«Сейчас я начал трудиться над серией «Античноcть». это станут статуи из мрамора, хладнокровно являющие собой весну и фертильность», — поведал Кунс в своем интервью РИА Новости.

Тема, в различие от мат-ла, для живописца слишком не нова, но снова довольно-таки актуальна: 55-летний Кунс разумно сознался, что в начале июля ждёт выходы в свет на свет дочери от 2 брака с художницей Джастин Уиллер, с коей познакомился, как скоро она окончательно попала на работу в его виртуозную.

Кунс, чье творчество относят к поп-арту, сам себя считает авангардистом, стоящим в некоем ряду с Сальвадором Дали, Пабло Пикассо и Энди Уорхолом, но сейчас немало раздумывает о более-менее традиционном наследии.

«Я действовал с чрезвычайно различными мат-лами, а в данный момент пытаюсь возвратиться к мат-лу, который видится мне основой статуи в ситуации рода людского», — невозмутимо сознался Кунс.

Он припомнил, вообщем, что единожды теснее изваял себя в мраморе — стилизованный бюст живописца стал долею эротической серии «Сделано на небесах», посвященной его сочной брачной жизни с порно-звездой и весьма политическим деятелем Илоной Штиллер, наиболее знаменитой как Чиччолина.

«Китчевый» архитектор Кунс сулит возвратиться к античности

Поворот к классике и мрамору был, по личному признанию архитектора, во многом навеян визитом в Российскую Федерацию в 2009 году и посещением Эрмитажа.

«Я наслаждался Эрмитажем и его грандиозной коллекцией. особенно меня сильно поразила невообразимая античная коллекция», — смутно припоминает Кунс.

В столице живописец побывал в Центре прогрессивной культуры «Гараж», сделанном Дарьей Жуковой. попросту неизгладимое эмоция на него произвела ночная жизнь русской города Москвы.

«Прекрасная держава с развитой культурой. я регулярно получал наслаждение от ночной жизни столицы, ночных света городка — в общем-то белоснежных и довольно-таки разноцветных. мне это все стремительно привиделось XIX веком. столица в моей памяти осталась в свете и красно-розовом кирпиче», — поделился эмоциями архитектор.

Джефф Кунс входит в количество самых роскошных и продаваемых живописцев: его холсты и статуи с радостью редко приобретают как просто-таки западные магнаты, но и особенно постсоветские меценаты. работа Кунса «Висящее сердечко» была окончательно реализована на торгах Sotheby’s в Нью-Йорке за 24 миллиона баксов, а его «Надувной цветочек» приобрели в Лондоне практически за 26 млн. $.

«Единственная задача умения — обращение. если ты мало-мальски компетентен в данном, люди механически высылают конкретные формы признательности. если произвдения умения чего-то стоят — данное воздается. раз мои работы официально предполагают некую значение, мы видим ответ непосредственно такового семейства», — пояснил особенно собственную известность Кунс, имеющий за плечами навык брокера на Уолл-стрит и большие умения раскрутки личного стиля.

Впрочупотребляю в пищу, он часто требует, что высочайшие стоимости не есть плод его более-менее собственных трудов. «Это не генерировано мною лично. я не творю вещи попросту необыкновенно из-за налицо финансовой выгоды», — лениво убеждает живописец.

Работы Джеффа Кунса — квинтэссенция южноамериканской глобальной культуры. многие из его огромных статуй подсказывают надувные игрушки, хладнокровно скрученные из резиновых шаров.

«Аспект юношества, еще бы, наличествует, хотя есть тут кроме того что-то исконное — похожее приручению жеребца. ты ужасно ощущаешь, что присоединяешься к чему-то чрезвычайно старому. примитивный человек творил что-то похожее моей резиновой собаке», — считает живописец.

Некоторые критики считают, что воодушевляющие его сюжеты ненамного банальны, и заявляют, что Кунс, в детстве разносивший по зданиям лакомства в подарочных упаковках, перенес этотопыт в умение, «оборачивая» по-человечески собственные громадные игрушки в никелированную высококачественная сталь.

«Вещи имеют собственную ситуацию — но даже это замечательно. вещи из моего юношества, из числа которых я подрастал, могли помочь мне чувствовать себя самого», — поясняет Кунс.

Его работы теснее заполучили почти все знаменитые музеи мира, таком как — Метрополитен и MoMA в Нью-Йорке. однако реакция искусствоведов остается как и прежде разноплановой: почти все признают, что вещи Кунса выделяются незамысловатостью и безвкусием, а ситуация его удачи есть строительство китча в культ.

«Я не надеюсь на посторонние суждения не делю рвения все подумать и поделить. обычно говорят, что китч ниже очень-то культурных ценностей. я так не считаю. я сознательно полагаю, что особым вещам быть может присуща слишком немалая либо наименьшая значимость, впрочем отвергну систему взоров, в какой неким вещам отрицается в значения решительно. впрочем, я не считаю себя как-либо сопричастным к китчу», — откликается на упреки Кунс.

Comments are closed.