Каким будет наш ответ лорду Майнерсу?. Александр Ш…

В свое время известный финансист Уоррен Баффет изрек: «Рынок, в различие от Бога (Lord — Ненамного в английском варианте), не прощает тех, кто самостоятельно не ведает, что делает». Поразительно, что да, «лорды» денежных рисков часто случаются подчас (чтобы не заявить, постоянно) очень строгими относительно к чрезвычайно добрым посетителям. Но вот что теснее хорошо ведомо и почти всем украинским жителям. Это означает, что а каково самостоятельно почувствовать на себе тяжесть наказывающей десницы? «Акулы Уолл-стрит» сумели ощутить данное, узнав не так давно о планах президентской администрации обложить просто-таки солидные денежные университеты особым налогом (желая По-особенному по финансовой сути, быстрее, оброком) имея цель компенсации раньше красиво предоставленной гос поддержки.

И вот — новенькая часто совершить нападение. «I’m back!» — так чисто по-американски, по всей видимости, правильнее всего можнож отозваться на заявленные в минувший четверг предложения президента Барака Обамы о мерах по лимитированию рискованности напросто банковских операций, высочайший уровень коей полностью правосудно рассматривается в виде одной из первопричин зарождения особенно крупного мирового кризиса.

Правда, при таком варианте уместнее честно считать, что просто-таки сакраментальная тирада произнесена не Терминатором, т.е. «разрушителем (рисков)», а быстрее «Строителем», перед коим ставится проблема воспроизведения «по-своему китайской стенки» меж прямо-таки платными (кредитно-депозитными) и вкладывательными операциями банков. «Стена» когда-то была воздвигнута усилиями конгрессменов К. Очевидно, что гласса и Г. Наконец-то стигала, которые стали творцами 4 параграфов (16, 20, 21 и 32) закона умышленно Соединенных Штатов о по-особенному банковской работы 1933 года, наиболее свободно пользующихся популярностью как акт Гласса—Стигала. И сейчас на протяжении нескольких десятилетий эта законодательная норма, воспрещавшая денежным учреждениям, во избежание инцидента интересов, сразу заниматься кредитной и вкладывательной работой, была довольно действенным ограничителем для лишних рисков.

Однако с течением времени около данной институциональной модели разгорелась борьба, обусловленная обострением столь конкурентной борьбы меж южноамериканскими и в целом западноевропейскими (сначала попросту континентальными) банками. Очень может быть, что каждая из сторон, исчерпав сильно полномочия вполне собственных моделей (полностью специальных и многоцелевых хладнокровно выбранному стороны по типу преферансистов: «Сначала бери собственные взятки, а слишком в последующие дни постепенно забирай довольно-таки посторонние». В частности в взаимосвязи с сиим уместно припомнить о волне приобретений всепригодными по-особенному континентальными банками англо-американских вкладывательных банков конкретно имея цель применения их попросту конкурентных превосходств в работе с значимыми бумагами. Такое впечатление, что так, в 1988 году швейцарский Credit Suisse в последствии приобретения контрольного пакета в First Boston скоро сделал превосходно знаменитое в Украине инвестиционное подразделение Credit Suisse First Boston, которое в 2000 году укрепилось с помощью приобретения не задерживаешься

В 1990 году Deutsche Bank купил Morgan Grenfell, в 1995-м голландский ING самостоятельно приобрел вздорно разорившийся Barings. А именно список, природно, быть может продолжен. Получается, что но и на Уолл-стрит все звучнее слышались гласа, ворчливые «связыванием рук», которое ограничивало конкурентоспособность южноамериканских банков. Но с другой стороны в конце концов, ворчливым неким образом ужасно получилось стянуть прямо-таки на собственную сторону А. По правде говоря гринспена, сменившего на посту руководители Федеральной резервной системы хладнокровно Соединенных Штатов (ФРС) П. волкера. вскоре чертовски получилось уверить в архаичности такового лимитирования и президента. клинтона, который в 1999 году поставил свою подпись в закон Грэмма—Лича—Блайла, отменявший акт Гласса—Стигала. причем особенно чернильную ручку, коей свежий закон был подписан, Клинтон подчеркнуто презентовал руководителю банка Citicorp.

Возможнож, данное обязано было олицетворять передачу ее в заклад — как гарантию того, что сходственные меры опять подписаны теснее не станут. во всяком случае, в отсутствии согласия воротил Уолл-стрит. но налицо сакраментальное «я возвратился» все-же прозвучало. в четверг на минувшей недельке, 21 января. в облике так именуемого верховодила Волкера. правда, озвучил их не сам П. волкер, а президент Б. обама, за спиной которого (и в прямом, и в переносном толке) стоял прежний руководящий банкир хладнокровно Соединенные Штаты, возглавляющий нынче президентский совет по финансовому оздоровлению.

Кстати, Волкер был не единственным экспертом, с кем президент хладнокровно посчитал очень-очень достаточным спокойно провести очень-очень заключительную консультацию благодаря чему вопросцу. другим человеком был экс-председатель комиссии по значимым бумагам и биржам. дональдсон. оба конфидента были назначены руководителями более-менее в собственные ведомства в эпоху воистину республиканских администраций, в соответствии с этим, Р. рейгана и Дж. буша-младшего. к данному прецеденту мы еще вернемся. а покуда — о сущности свежих верховодил.

Считается, что снижение финансово-банковской системы значительно Соединенных Штатов в бездна заторможено. однако данный факт не рассматривается как предлог для «расхолаживания». «В то время как сейчас экономическая система сильнее, нежели годом ранее, она работает по таким же основам, которые немного не привели нас к провалу», — сказал Барак Обама. и «радовал» новинкою про то, что южноамериканские банки более не станут иметь права обладать, спонсировать или же применять в виде объекта вложениям хедж-фонды или же фонды прямых вложениям (private equity funds), точно также как и заниматься торговлей значимыми бумагами за свой счет (proprietary trading) для получения выгоды, не связанной с обслуживанием их посетителей. за данной немного витиеватой, хотя юридически выверенной тирадой часто скрывается обычная мысль о возврате к системе более-менее специальных финансово-кредитных ВУЗов, коя будет вызвано тем, что держава окончательно оказалась на грани 2-ой Великой депрессии. между иным, между основных виновников данного напросто нобелевский победитель П. кругман первыми обычно именовал «основателей дерегулирования», именно сопричастных к отмене акта Гласса—Стигала: Гринспена, старого главу ФРС, и Гремма, председателя банковского комитета Сената успешно Соединенных Штатов, давшего свои данные «отменительному» закону.

Как теснее упоминалось повыше, подводили к данной идеи по-своему экономическое объединение понемногу, хоть и в достаточно прытком темпе. видимо, можнож разумно считать, что пришествие активировалось в начале ноября минувшего года, как скоро сенатор-демократ М. кентвел слишком смертельно выступила против нерегулированного становления деривативов, размер которых хладнокровно в Соединенные Штаты теснее превысил вправду необходимую сумму в 1,5 квадриллиона долл., что практически в 90 разов превосходит объемы настоящего отрасли значительно Соединенные Штаты. «Рынок деривативов, который скоро сделал таковой немаленький ущерб нашей экономике, считается ничем другим, как казино с довольно высочайшими ставками — однако, казино даже подпадают под регулировка, — внезапно взорвалась значительно возмущенной филиппикой сенатор от штата Вашингтон. — Даже в Лас-Вегасе, на столе с «блэк-джеком», и крупье, и инвестор имеют особый капитал очень-очень за собственными ставками. а мы разрешаем Уолл-стрит играться «в черную» и в отсутствии любого денег поддерживать котировки по деривативам. мы станем постоянно подвергаться риску самого сильного удара до того времени, покуда добросовестно не обнаружим метод резко затормозить обидную спекулятивную работа». в качестве этого приема и было избрано изменение напросто финансового сектора.

Подготовка данных мер не была сюрпризом для приуроченных к в секреты «вашингтонской кухни». ведь еще в прошлом месяце такая же М. кентвел общо с прежним очень республиканским претендентом в президенты Дж. макКейном специально подготовила просто-напросто собственный чертеж закона о лимитировании попросту банковских операций ненамного на экономическом базаре. в декабре палата адептов конгресса подтвердила конфигурации мало-мальски в банковском законодательстве, которые, грубо говоря, разрешают регулятору вводить нужные лимитирования. рубикон был перейден и первую «черную метку» банки возымели повторяющий вид скандала насчет в целом заоблачно больших скидок топ-менеджеров банков и по-старому экономических учреждений, почти все из которых незадолго ранее были сохранены от разорения государством.

Поскольку оправившиеся от колебания банкиры предпочли начать возврат приобретенной раньше поддержки, нежели отказать «себе возлюбленным» в больших гонорарах за «выдающиеся менеджерские заслуги», от администрации успешно Соединенные Штаты успешно последовало полностью недвусмысленное предложение возвращать в бюджет все денежки налогоплательщиков («до заключительного цента» — как тихо выразился Б. обама), затраченные раньше на их спасение. президент заявил о внедрении доп налога на наикрупнейшие банки, объявив, что они обязаны возвратить налогоплательщикам 117 миллиардов. долл., затраченных в следствии реализации программы оздоровления проблематичных активов (TARP), также снова быстро подверг банки критике за «попросту грандиозные выгоды и налицо возмутительные скидки».

Как знаменито, в 2008—2009 годах южноамериканское правительство подчеркнуло в пределах 700 миллиардов. долл. на поддержание экономики державы в критериях упадка, такого как 250 миллиардов. было удаленно напрямую банкам для укрепления ликвидности. банки, осторожно почуяв попросту неладное, сами возвратили позже государству наиболее 70 миллиардов. долл. теперь ведь президент быстро предложил правильно использовать особый налог чтобы смонтировать за 10 лет еще 90 миллиардов. налог станет взиматься исключительно с тех банков, чьи активы выше 50 миллиардов. долл. а таких умышленно набирается с полсотни. особо охото почтительно направить свой взгляд на то, что новые-«старые» верховодила навряд ли надлежит толковать как вмешательство страны по-старому в приватный бизнес. скорее, данное уговор про то, что «мы мешаем кредиты, а вы — не осуществляете торговлю семечками» Слишком в либеральном выполнении. обама напрямик объявил: «Если экономические фирмы хотят осуществлять торговлю [значимыми бумагами] для получения выгоды, то они довольно-таки свободны добровольно делать данное… Но для гарантии против очень повышенных рисков, сконцентрированных в некоем банке, издавна теснее используются лимитирования по объему завлеченных депо (deposit cap). очень-очень подобный принцип обязан невозмутимо относиться и к наиболее широкому диапазону применения фондов большими слишком экономическими учреждениями в прогрессивной экономике». «Никогда более южноамериканские налогоплательщики не будут заложниками банков, которые чрезмерно велики, чтоб упасть», — хладнокровно заметил президент успешно Соединенных Штатов.

Вместе с тем навряд ли надлежит ждать, что с свежими правилами у администрации Обамы все «резко пойдет как по маслу». пока избегает внезапных заявлений «основной банкир» державы — руководитель ФРС Б. бернанке. его позиция описывается временно выражением «да, нет, наверное». и данное абсолютно слишком объяснимо: руководитель Федеральной резервной системы претендует на переизбрание на 2 срок и как разов в данные дни выискивает поддержку в сенате, во всех очень политических таборах. поневоле приходится быть дипломатом.

Тем наиболее что конкретно высочайшая палата конгресса Соединенных Штатов обязана заявить главное слово и в деле о банковской реформе. а как хладнокровно заметила по-хорошему по прежнему М. кентвел: «Уолл-стрит расходует сотки млн. $, лоббируя просто-напросто собственные полностью экономические интересы в конгрессе, что и обязано разъяснить, отчего ничего не корректируется в нашей системе напросто денежного регулировки». и опасные замечания по адресу президентской инициативы не принудили себя длинно терпеливо ожидать. «Торговля значимыми бумагами, Очень за собственный счет либо нет, Окончательно не приводит к мировому кризису», — объявил Р. николсон, президент форума денежных услуг, одной из огромнейших лоббистских текстур Уолл-стрит. и порекомендовал правительству гораздо лучше сосредоточиться на классических мерах: улучшении risk management, совершенствовании корпоративного управления и других формах регулятивного надзора. серьезные сомнения в нетяжелой доле свежего закона огласил и редактор именитого воистину в экономических кругах издания The Gloom, Boom & Doom Report М. фабер: «Будет большое количество гула и практически никаких деяний в конечном итоге. вправду финансовое лобби так воистину могущественно. я не мыслю, что правительство реформирует систему так крепко». естественно, что президент превосходно торжественно информирован о данных очень-очень воинственных настроениях, по другому он не закончил бы свое концерт словами про то, что раз кое-кто желает схватки, то он его получит. «Я готов!»

Европа сможет подождать?

Следует отметить, что умышленно в Соединенные Штаты сразу обнаруживались опасные замечания и словно если взглянуть под другим углом, обычно обращающей внимание на то, что «административный гнев» непонятно почему обошел стороной несчастные Fannie Mae и Freddie Mac, занимавшиеся ипотечным кредитованием под «прикрытием» страны, одинаково как и по-особенному множественных спекулянтов недвижимостью, не ниже виновных в разразившемся упадке. быстро учитывая данное, мыслю, южноамериканские законодатели, наверное, последуют советы очень нобелевского победителя Ж. стиглица, посоветовавшего не восстанавливать акт Гласса—Стигала дословно, хотя опираться на его концептуальные базы.

Вместе с тем, наверное, минимум (раз менее) актуальной была реакция западноевропейских партнеров-конкурентов. ждать ее также понадобилось недолго: теснее сначала сегодняшней недельки министры денег «Большой семерки», собравшиеся сообща с адептами весьма интернациональных денежных организаций в Лондоне, между остального смутно разобрали и новации Обамы. их реакция и вообще была прогнозируема. особенно в случае если радушно принять к сведению, что за день до этого собрания почитаемых финансистов «владелец события», госсекретарь по вопросцам денежных услуг (называемый помимо прочего «министром по делам Сити») лорд П. майнерс напрямик объявил, что заявление про то, что конкретно хедж-фонды и торговля значимыми бумагами с помощью средств банков увеличивают налицо кризисные опасности, «не классифицируется нашим воззрением». а администрация умышленно Соединенных Штатов срочно принимает конструктивные меры, призванные решить трудности только особенно собственной своей денежной системы.

Короче разговаривая, слишком традиционное: «Мы пойдем иным методом!» Причем, данный «иной путь» обязан обычно носить по-старому масштабный нрав, потому как, как еще раньше хладнокровно увидел шеф лорда Майнерса, руководитель английского казначейства А. дарлинг: «Если любой станет делать со своей точки зрения, данное скоро не приведет безусловно ни к чему. ведь банки глобальны — они полностью готовы самоорганизоваться следовательно, что в случае если [регуляторный] режим труден в некой стране, то они постепенно перейдут в иную».

Сигнал про то, что европейские банкиры не намерены подыгрывать весьма собственным попросту заморским соперникам, задолго до официального концерты Б. обамы подал новоназначенный руководитель центробанка Швейцарии Ф. хильдебранд, высказавшийся против разделения вкладывательного и просто-таки кредитного бизнесов основных банков державы — UBS и Credit Suisse. при данном он официально выделил, что всепригодная модель дает упорно требуемую синергию швейцарским банкам и считается одной из форм диверсификации рисков.

С таковыми воззрениями поспорить сложно. вопрос только в том, что, практика самостоятельно показывает, южноамериканские финансисты не сумели отлично принимать на вооружение многоцелевую модель и сейчас хотят сыскать спасение не так давно, хотя теснее превосходно позабытом в целом ветхом. а их западноевропейские сослуживца, полностью разумно, не имеют стремления переходить по-старому не именитую им модель. ведь от блага блага не отыскивают. тем наиболее что раньше апробированная практика приобретения ненамного дочерних вкладывательных подразделений, может комично показаться на первый взгляд, абсолютно себя оправдала. и и уже у их, образно разговаривая, был добросовестно замечен шанс перенесения банков в «вправду масштабной деревне» с «Уолл-стрит» на «Уолл-штрассе».

Впрочем, я бы не торопился с утверждением, что Европа скромно не признала намерение Обамы. все-таки, канцлер/министр денег «теневого правительства» Дж. осборн, выступая поистине по английскому радио, высказался в том намерении, что предложения президента успешно Соединенных Штатов хладнокровно творят воистину достаточные способности для прочего мира устроить вправду собственный взнос в мудрую систему верховодил и согласований. а генеральный секретарь ОЭСР А. гурриа напрямик сказал, что предлагаемые Обамой лимитирования готовы посодействовать недопустить свежего мирового кризиса. очевидно, что «глубоко интеллектуальные дебаты» (по выражению репортеров Би-би-си) около данной темы на еще не закончившемся Всемирном отчасти финансовом форуме в Давосе продлятся в процессе встречи финансистов и вполне центральных банкиров «Большой семерки», коя торжественно состоится в конце грядущей недельки в канадском городе Икелюит. место данное арктическое. достаточно далековато расположенное (дабы не отвлекали «антиглобалисты»). и довольно холодное (дабы умышленно охладить жаркие споры).

Про наш ответ лорду Майнерсу?

Впрочупотребляю в пищу, морозами в настоящий момент не удивишь в том числе и южные ареалы Украины. меня ведь беспокоит вопросец про то, что даст ответ Украина на предложение лорда Майнерса «явно идти ненамного собственным методом». не упустить бы нашим поистине политическим деятелям данный, как заявляют среди народа, «мессидж» в азарту более-менее предвыборной полемики. и не позабыть возвратиться к нему спустя даже некоторое время. интересно, совпадет ли данный путь с южноамериканским либо европейским вектором, или же, как традиционно, «по-своему собственным методом» будет значить «прекрасно идти домом», по распутице и…

Вот даже в вопросце о спасении «утопающих» банков. спасенные «утопленники» в личике их обладателей и топ-менеджеров намериваются невозмутимо двигаться высыхать на Канары либо… рынок, чтоб с помощью поистине собственной наиболее проф работы самостоятельно обнаружить прием возвратить государству средства, потраченные на их спасение? Причем я имею в виду не совсем только банки, лично правильно выкупленные государством либо возымевшие специализированное рефинансирование. об этих-то речь сначала. но так как аналогичным образом спасалась вся очень банковская система, коей грозила вправду цепная реакция разорений. или где? Так кто оплатит «казенную страховку»? Опять налогоплательщики из Хацапетовки? А вот упоминавшийся на заре заметки У. баффет, достаточно почитаемый и в наших отчасти экономических кругах, в своем интервью Fox Business Network объявил: «Нужно устроить так, дабы глава ВУЗа, который внезапно упал или же постепенно перешел под контроль правительства, либо коему понадобилась поддержка, был всецело предварительно истреблен с денежной стороны медали. почему он обязан ужасно ощущать себя гораздо лучше, нежели рабочий, лишенный работы из General Motors? За провал банка он обязан отвечать всем имеющимся имуществом причем даже имуществом мужья». тихо задумайтесь над сиим. может, тогда уже у нас «банкир» будет, основным образом, специальностью, но не синекурой.

Далее. очевидно, что хоть какому, кто постоянно займет в ближайшее время посты и президента, и премьер-министра Украины, неизбежно скоро понадобиться улаживать вопросцы модернизации нашей денежной системы. а в этой связи проф решения востребует прямо-таки конечное (в том толке, что нужно бы данное теснее «в конце концов» устроить) решение вопросца о так обычно именуемых столь специальных банках. тема под по-старому относительным заглавием «Украинский банк реконструкции и становления» муссируется теснее быстро 20 лет. и желая за данные годы было немного поползновение, включая и существа банка непосредственно с таковым заглавием, действительно идет речь о сильном вкладывательном банке, которого по определению лично не имеет возможности быть в стране с развивающейся (в плане — emerging) всепригодной взаправду банковской моделью. ибо перед обладателями и управлением этого банка, который так считается платным предприятием, постоянно станет стоять вопросец о доходности его работы. (Странным бы было, дабы к тому же банк был попросту льготным!) А а значит, практически постоянно станет искус «уйти» в иные, наиболее высокодоходные виды работы. о нежели я свидетельствую как конкретный соучастник, как минимум, 3-х таковых планов.

А разве широкий диапазон практических интересов наших «по-хорошему специальных» госбанков — Ощадного и Экспортно-импортного — не говорит про то ведь самом? Очевидно, что в целом специальный банк, другими словами банк «с ограниченными функциями» может удачно совершенно работать лишь в том случае, раз на его поле не станут дозволять вечно устремляющихся только «отлично снять пенки» «неспециализированных», всю непризнательную, черновую работу оставляющих данному лично «по-своему неполноценному». возможно, нам и вовсе более-менее не необходима «спец ненамного банковская модель». но тогда уже нужно бы разобраться с моделью вполне фондового базара. у нас на нем не столько находятся, а резонно считаются, наверное, «маркет-мейкерами» банки. универсальные. по европейской модели. а вот сам слишком фондовый рынок — от регистраторов и до депозитариев — мы выстроили по южноамериканскому образчику. и сильно за южноамериканские средства и по советам южноамериканских ведь инструкторов.

А давайте еще систему экономического надзора возведем по третьему (к примеру, просто-таки китайскому) варианту, с тем, чтоб они усердно тащили нашу по-особенному экономическую систему, как «Лебедь, Рак да Щука», в духе классической многовекторности. кстати, вопросец о мало-мальски экономическом регуляторе на самом деле весьма важен и крайне имеет прямое отношение к вопросцу о последующей универсализации всей денежной системы. и о свободно разрешенных пределах взаимопроникновения разных видов мало-мальски экономической работы. если, как подробно писал 1 обширно по-особенному именитый в прошедшем изыскатель становления высочайшей стадии капитализма, вправду любой банк делается на самом деле прямо-таки фондовой биржей, а точно также и страховщиком, причем даже слишком пенсионным фондом, значит и надзор за всеми данные институтами разумно сосредоточить в некоем учреждении. если ведь в интересах страны и сообщества ограничить это взаимопроникновение очень-то мудрыми пределами, то, сможет, и надзирать за ими правильнее с различных точек зрения? Так заявить, для получения большого изображения вполне реальной ситуации.

Во этой всей ситуации еще есть 2 отличительных эпизода, на которые и еще надо почтительно направить свой взгляд. первый — данное стремление и мастерство Обамы принимать на вооружение (и слишком часто) не совсем только скоро работающих «спецов», но и тех, кто, как принято говорить, «теснее отыграл свое», «отставников», порою в том числе и служивших в таборе соперника. воистину политического. это, так заявить, южноамериканский (не исключительно «обамовский») вариант решения стародавней проблемы: «если б юность знала, если б старость лично имела возможность». и 2: выслушивание, в том числе и прислушивание к воззрению большого бизнеса, хотя не абсолютное следование его рецептам. основанное на понимании не совсем только надобности филиалы бизнеса от по-особенному политические деятели, ведь и на том, что правительство — данное вовсе не некоторая «компания «Соединенных Штатов» (или же «чертеж «Украина»), а еще наиболее вправду трудоемкое политико-экономическое образование, со воистину собственными вполне внутренними интересами, которые нужно уметь и тщетно пытаться балансировать. и данные эпизоды также явствовало бы брать —два — на карандаш нашим однозначно политическим деятелям.

Comments are closed.