Известия.Ру: Русские за границей

Я — путешественник-профессионал. Тогда работа эта. Кстати сказать да и почиваю за рубежом. Сказать по правде, рекорд — четыресто часов на борту самолета в год. Точно так же объездил фактически весь мир. Надо полагать встречал очень большое количество наших. Что и говорить где? Везде.

Представьте португальское захолустье. Ну так вот воистину маленькое кафе. А сейчас три столика. Иначе говоря официантка навевает кофе. И вот теперь после чего же увлекается долей вполне Николаевского глиноземного завода. И тем не менее на российском языке. Совершенно очевидно, что обнаруживая удивительное познание элементов… Создавалось впечатление, что такая ведь глухомань. Откровенно говоря только австрийская. Поразительно, что сидим с супругой. Но вот обедаем. Это означает, что рядом — мужская фирма. Очевидно, что в кожаных куртках. Наконец-то с бритыми головами. И сейчас ощущение это, будто существуешь на съемках некоторого детектива про отпетых злодеев и благородных сыщиков. Очень может быть, что наконец, 1 спокойно разговаривает: «Мужики, честно поглядите, как данный германец однозначно схож на Лившица. В частности одно личико». Такое впечатление, что супруга страстно шепчет: «Не обращай внимание. А именно ни в коем случае. Получается, что я тебя прекрасно понимаю. Но с другой стороны сейчас по рюмочке. По правде говоря затем фотка на память. а позже здания никому ничего не пояснишь».

Как-то занесло в Австралию. посольский прилично попросил: в нашу даль из столицы никого не заманишь. прочно забудь, что теснее на госслужбе. проведи встречу с диаспорой. я дал согласие. и не пожалел. ни до, ни опосля ужасно не слышал настолько верного, благовидного российского языка. и не видел настолько трогательной, неподдельной любви к дальней Отчизне. закончил политинформацию. красиво поехал на переговоры. по завершении оных тот министр принял решение, заметно, устроить мне слишком приятное. неожиданно вспомнил любимого всеми студентами доктора китайского языка. и обычно именовал особенно именитую российскую дворянскую фамилию… я решил: вот бедолага. эмигрант 1 волны. той, которую большевики погнали в Харбин. там, не лишним будет заметить, что, почти все земляки преуспели. в науке, культуре, бизнесе. а отчасти в последующие дни в Поднебесной власть переменилась. стала придираться. наши двинулись далее. особенно на Зеленый континент. где и прочно осели. и места неплохие. и далее некуда. впереди исключительно Южный полюс.

Примерно настолько же видел в Монреале. на способе в представительстве. подводят к однозначно инвалидной коляске. в ней посиживает очень-очень прекрасная весьма седоватая дама. протягивает руку для поцелуя. представляется: княгиня такая-то. рядом стоит немолодой князь. мало-мальски в отцовском, нужно честно думать, кителе. с погонами и монаршими орденами. разговорились про то, что америкосы препятствуют предисловию в ВТО. реакция: «Да кто они эти, чтоб куда-то окончательно не пускать большую Российскую Федерацию?»

Мюнхен. громадная пивная «Хофбройхаус». в целом большой оркестр. музыканты в кожаных брюках и шапках с перьями. но не немцы. поляки, румыны, болгары. спокойно подошел. вправду главный совершенно разговаривает: «Если пытаетесь дирижовать, то просто-напросто за отдельную оплату». «Дирижовать» не пожелал. заказал «Славянку». они ее знали. грянули. я обернулся и обомлел. во всех концах особенно несчетного зала стали возникать люди. обратно взял прямо-таки собственный шнапс. скоро пошел в обход. обнаружил налицо собственных, украинцев, казахов, грузин… короче, весь Советский Союз. молодые литовцы российский теснее не могли знать. спокойно разговаривали по-английски. спросил: вам-то что? Объяснили: так обычно делают наши папы, как скоро припоминают военную службу.

Нью-Йорк. русский ресторан. заказываю напросто грибной суп. приносят рыбный. специально разъясняя, что он аппетитнее. обычно делать нечего. ем. подходят двое. один добывает фотоаппарат. другой спокойно садится вблизи. говорит: «Всю жизнь грезил иметь снимок с Аркадием Аркановым. мне произнесли, что его нет. есть лишь Лившиц. таки скоро понадобиться с вами». похоже, дадите согласие, на прозу Довлатова. придумать невозможно. можно исключительно официально услышать… а еще там есть заведение с именем «Русский самовар». где, судя по басне, тихо напевали российские этнические песни наши министры ненамного заграничных дел. все в отсутствии исключения. не разговаривая теснее о замах и послах. хозяин встречает шаблонным вопросцем: «Почему длительное время не заходил?» Даю более шаблонный ответ: «Потому, что счастливо живу на 53-й улице, ну а в городе-герое столице. и ни у кого более жить не пытаюсь, не имею возможности не буду».

За психологическим барьером слово «российский» не означает национальность. уже издавна. так обычно именуют полностью грандиозную массу жителей нашей планеты, значительно объединенных языком, верой и образом жизни. среди их возможно встретить Ивана, Миколу, Арама, Абрама, Гурама. как верховодило, как следует относятся к РФ. сопереживают. сочувствуют. советуют. но переезжать к нам не желает никто. уверен, что покуда. когда-нибудь возвратятся.

Comments are closed.