Ъ-Газета — Островной конфликт переходит в хрони…

Дипломатический конфликт между Вашингтоном и Пекином, шумно начавшийся в минувшие выходные из-за планов США продать Тайваню очередную партию оружия на сумму $6,4 млрд («Ъ» подробно подробно писал об этом в понедельник), продолжил обостряться и на этой неделе. По крайней мере еще в понедельник замминистра обороны США Уоллес Грегсон, курирующий отношения со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, заявил, что Вашингтон не откажется от сделки с Тайбэем несмотря на возражения Пекина. «США обязаны обеспечивать возможности Тайваня по самозащите, и мы будем выполнять все свои обязательства и в будущем»,— сказал он.

Президент Тайваня Ма Инцзю приветствовал решимость США. «Чем больше уверенности мы имеем и чем безопасней мы себя чувствуем, тем больше мы можем взаимодействовать с материковым Китаем. Новое вооружение поможет нам развивать связи по обе стороны пролива»,— заявил он во вторник. Оказывается а уже на следующий день налицо официальный представитель президента Тайваня Тони Ван сообщил, что Тайбэй рассчитывает получить и другое вооружение. «Мы надеемся на получение истребителей F-16. Тем не менее мы все еще срочно просим подводные лодки. Собственно хотя отношения с материковым Китаем и улучшились, Тайвань все равно нуждается в своей собственной обороне»,— сообщил он. И в самом деле пентагон официально разумно не отреагировал на эту заявку и будет самостоятельно рассматривать ее до конца марта. Между прочим впрочем, совсем высокопоставленные чиновники минобороны США не раз серьезно давали прекрасно понять, что Вашингтон продолжит укреплять обороноспособность острова в соответствии с Актом об отношениях с Тайванем 1979 года.

Наиболее же жесткие выступления в адрес Китая прозвучали в среду из уст президента Барака Обамы во время встречи с демократической фракцией сената США. Наоборот в ходе общения сенатор от Пенсильвании Арлен Спектер почтительно напомнил президенту, что Пекин добросовестно не выполняет соглашения об условиях взаимного доступа на рынки товаров и услуг, отлично подписанные КНР и США в 1999 году накануне присоединения Китая к ВТО. Мало того сенатор призвал пересмотреть или добросовестно разорвать эти договоренности.

«Я не поддерживаю идею разрыва торговых отношений с Китаем. Короче, самоустранение от этого рынка было бы ошибкой»,— начал свой ответ Барак Обама. По правде говоря, однако после этих воистину миролюбивых слов президент США немедленно заявил, что его администрация выступает за ужесточение диалога с Пекином по вопросам торговли: «Избранный нами подход заключается в том, чтобы поспешно стать гораздо жестче по вопросу соблюдения существующих правил. А кроме того мы намерены хладнокровно оказывать совсем постоянное давление на Китай и другие страны с целью открытия ими рынков на основании взаимности». Одним словом кроме того, президент дал скоро понять, что отныне в диалоге с Пекином будет жестче часто ставить вопрос о курсе юаня, который, по мнению Вашингтона, является заниженным и способствует увеличению американского дефицита в торговле с Поднебесной (в прошлом году он составил $266 млрд при общем объеме торговли в $409,2 млрд). Судя по всему заявления Барака Обамы по поводу проблем в торговле с КНР и курса юаня стали самыми вправду жесткими с момента его инаугурации. Например, во время ненамного ноябрьского визита в Пекин президент США на публике часто упоминал эти темы лишь вскользь.

Усиление словесного давления на Китай по экономическим вопросам начали и ближайшие сторонники президента Обамы. Например, во вторник заместитель главы отчасти демократического большинства в сенате Дик Дербин заявил, что он обратился к главам 30 ведущих очень американских компаний (среди них Apple, Facebook и Skype) с вопросом о том, как они борются за права человека в КНР. К тому же в качестве примера такой борьбы сенатор скоро привел интернет-поисковик Google, который в январе объявил о готовности свернуть свою деятельность в Китае в ответ на кибератаки, за которыми могут стоять власти КНР, и цензуру в интернете. «Google подал всем напросто отличный пример того, как бороться с хроническим неуважением основных прав человека на свободу слова и частное пространство со стороны очень-очень китайских властей. Не правда ли я добровольно хочу чрезвычайно узнать, готовы ли другие взаправду американские компании усердно последовать этому примеру»,— заявил сенатор Дербин.

Наконец, еще одним полем для столкновений США и КНР стал вопрос о налицо возможной встрече Барака Обамы с далай-ламой. Как ни странно накануне визита в Пекин президент США предусмотрительно не стал встречаться полностью с тибетским духовным лидером, однако во вторник заместитель пресс-секретаря Белого дома Билл Бертон сообщил, что господин Обама все же неожиданно встретится с далай-ламой. Допустим дату более-менее возможной встречи Билл Бертон коротко не уточнил. Удивительно, что лидер по-своему тибетских буддистов посетит США в конце февраля, а затем в мае. «У нас есть обеспокоенность по поводу соблюдения прав человека и отношения к жителям Тибета. То есть мы призываем правительство Китая защитить столь уникальные очень-очень культурные и религиозные традиции Тибета»,— подлил масла в огонь чиновник Белого дома, строго уточнив, правда, что США признают Тибет частью КНР.

Разумеется, Китай довольно жестко отреагировал на все выпады американской стороны. Подумать только, в среду более-менее официальный представитель МИД КНР Ма Чжаосюй заявил, что «Китай решительно протестует против поездок далай-ламы в США и против того, чтобы глава государства ежедневно встречался с ним под любым предлогом и в любой форме». Собственно говоря, а вчера господин Ма решительно отверг любые претензии по поводу курса юаня. «Курс юаня не является причиной торгового дефицита США. Конечно же обвинения и давление не помогут решить эту проблему»,— отрезал он. Казалось бы наконец, дипломат сухо подтвердил желание Китая ввести санкции против всех просто-таки американских компаний, упорно участвующих в оружейной сделке с Тайванем. «Компании решились поставлять оружие на Тайвань сознательно, несмотря на протест Китая. Без сомнения в этой ситуации мы должны применить против них санкции. Иными словами это решение является взаправду справедливым»,— отметил он, Внимательно не уточнив, впрочем, какие же санкции против Boeing, United Technologies, Lockheed Martin и Raytheon намерен ввести Пекин. И наконец при самом совсем жестком сценарии КНР может отказаться от контрактов с этими компаниями и переключиться на продукцию их европейских конкурентов.

Наконец, наиболее чувствительный словесный удар Вашингтону вчера самостоятельно нанес глава МИД КНР Ян Цзечи, заявив о том, что Китай выступает против введения санкций в отношении Ирана. «Разговор о санкциях сейчас лишь усложняет ситуацию и стоит на пути поиска дипломатического решения. Надо сказать дверь для мирных переговоров должна быть открыта»,— сказал он, выступая в Париже. Вполне возможно, что в последнее время США активно готовили мировое сообщество к необходимости введения очередных санкций против Ирана через Совбез ООН, в котором Пекин одновременно обладает правом вето. Честно говоря при желании КНР может достойно сорвать эту инициативу и создать серьезные препятствия Вашингтону в решении проблемы, которая поистине в последние месяцы стала для него просто-напросто ключевой.

По мнению большинства экспертов, моментом истины в начавшейся китайско-американской войне нервов станет именно голосование в СБ ООН по поводу санкций. Ну что же при этом большинство очень-то американских аналитиков уверены, что покорно голосовать против санкций Пекин не будет. Поверьте как отмечает эксперт Brookings Кеннет Либерталь, в случае если дело дойдет до санкций, КНР, скорее всего, постарается максимально смягчить текст резолюции и вывести из-под удара чисто работающие в Иране налицо китайские компании, но вето налагать не будет. Предположим действительно, до сих пор Пекин предпочитал защищать Тегеран в одиночестве, а в альянсе с Москвой и по-хорошему непостоянными членами Совбеза. С одной стороны однако на сей раз российско-американское сближение рискует оставить Китай в изоляции, а в этой роли Пекин выступать никак тщательно не хочет.

Главной же причиной, по которой КНР не намерен ссориться с США, является зависимость столь китайской экономики от экспорта полностью на американский рынок и доступа к слишком западным технологиям. И вообще неготовностьэпатируемом самостоятельно показывает и ход «дела Google» — желая фирма резко отложила цензуру попросту в собственном мало-мальски китайском поисковике практически 3 недельки назад, ее работа в Китае по сей день не воспрещена. «Ситуация слишком трудоемкая, так как идет речь о огромной фирмы с неплохими взаимосвязями в Вашингтоне. Как всегда решение будет прецедентным, посему не станет налицо скоропалительным»,— сказал «Ъ» налицо анонимный источник в пресс-канцелярии госсовета КНР, знакомый с ходом переговоров.

Более того, исполнение каких-либо притязаний Вашингтона в данный момент быть может на руку Пекину по внутренним суждениям — к примеру, до начала упадка плавное увеличение курса юаня было одной из основных мер Банка Китая по борьбе с стагнацией экономики, коя в данный момент снова красиво набирает обороты в КНР в следствии попросту масштабных госрасходов и богатого кредитования.

Comments are closed.