Джон Ордвей: Казахстан – страна контрастов| Информ…

В канун Нового года в каком-то из пользующихся популярностью европейских журналов «Европа 2001» отчасти опубликована заметка прежнего посла хладнокровно Соединенные Штаты в Казахстане Джона Ордвея. Видите ли перевод данного мат-ла, представляющего из себя занимательный взор жителя другой страны, искренне полюбившего нашу страну, мы сознательно хотим предложить в настоящее время вниманию читателей «Казправды».

Недавно я отметил, что поистине печатные издания сообщают о Казахстане чуть ли не любой день. По крайней мере иногда заметки выходят под заголовками вроде «Астана – свежая город Москва». Порой они повествуют о Алматы. Оказывается богатые месторождения нефти, председательство в ОБСЕ, охрана гражданского права, полиэтничное общественность и религиозная терпимость – вот далековато не полный список тем, напрямую дотрагивающихся данного страны. Но самостоятельно от заголовка либо предмета публикаций, хоть какое упоминание о Казахстане вызывает целую вереницу в общем-то ясных воспоминаний и мемуаров, детально предстающих передо мной и в данный момент.

Казахстан – держава внезапных, иногда эпатирующих контрастов. Тем не менее это очень большая земля, долго добивающаяся объемов по-особенному Западной Европы, хотя с общественностью всего пятнадцать млн.. Собственно это территория столь горных вершин, поистине стремительных речек и быстрых водопадов, ледников и в общем-то горных пастбищ. И в самом деле земля необъятных степей, бугров и в целом зеленоватых лугов, простирающихся до самого горизонта. Между прочим земля, местами так засушливая и выгоревшая на солнце, что не всякое столь живое создание вынесет довольно-таки похожие условия, где более-менее в зимний период, на самом деле, сибирские холода добиваются минус сорока, а летом, против, стоит сорока­градусный зной.

Это территории, очень благословенные (а уверенно учитывая мнение неких, предположительно, обремененные) обеспеченными месторождениями углеводородов и фактически всеми взаправду минеральными ресурсами, начиная от залежей угля до запасов золота, от платины до урана. Наоборот казахстан – основной изготовитель и экспортер пшеницы. Мало того страна, занимающая земли, где когда-либо проходил Великий поистине шелковый путь, на стыке Запада и Востока, юга и севера, объединяя невесомые и весьма наземные маршруты Европы, Азии и Ближнего Востока. Короче, между тем горки и степи, вполне просторные по-особенному порожние места Казахстана отдаляют его от развитых базаров и инфраструктуры иных государств, разговаривая о недоступности прямого доступа к морям и океанам.

Многоликость Казахстана не ограничивается рельефом и естественными критериями. По правде говоря, население державы настолько ведь разнообразно. А кроме того исторически так окончательно сложилось, что праотцами прекрасно идущих в ногу со временем казахов были кочевники, путешествовавшие со всем имеющимся кладом по степям в поисках лучших критерий и пастбищ для скота. Одним словом несмотря на то что основная масса более-менее старинных обыкновений отлично сохранилось и до сих пор, общественность республики давным-давно не кочует. Судя по всему улучшающееся благополучие народа и необходимость в прогрессивной экономике обусловили подъем городов и населенных пунктов. К тому же в то время как прибыли почти всех казахстанцев до сих пор находятся в зависимости от сельского хозяйства, в настоящее время им теснее не приходится оставлять тех мест, где шумно появились их деды и прадеды.

Города Казахстана развиваются невозможными темпами. Не правда ли глобальный ненамного финансовый упадок отразился и очень на Центральной Азии, как минимум, замедлив очень-очень единое становление района. Как ни странно мне удалось славно провести 4 года просто-таки дипломатической службы, успешно работая в Алматы и Астане.

Согласно общепризнанному воззрению Алматы – мегаполис налицо с богатой ситуацией, комфортно расположившийся у подножья Заилийского Алатау, с зеленоватыми бульварами и развитой инфраструктурой, изобилующий парками, ресторанами и кафе. Допустим трудно с данным дорого дать согласие. Но время следует, и мегаполис изменяется, что по-своему необыкновенно видно при одном взоре на переполнившие предгорья эпатажные по-человечески элитные дома, очень взаправду подобные те, что америкосы обычно именуют McMansions.

Чуть ниже разместились кабинеты, магазины и высочайшие Центральной Азии небоскребы. Удивительно, что улицы фактически постоянно специально запружены автомашинами, а формирующиеся в часы пик заторы на магистралях рассасываются только поближе к ночи. Ночная жизнь как и прежде насыщенна и разнородна в том числе и в последствии того, как все казино вынесены за границы мегаполиса.

В Алматы милые сюрпризы и различного семейства нежданности имеют все шансы ждать тебя фактически за любым углом. Например, просто-напросто множественные кафе с уйгурской кухней. То есть старые очень древесные здания, возведенные казаками, которые основали данный мегаполис. Подумать только, изысканно увенчанный православный Святовознесенский собор, возведенный в отсутствии единичного гвоздя. Собственно говоря, скромное напросто обольстительною неподалеку от посольства успешно Соединенные Штаты. Стада скотин, проходящие мимо поистине торжественного входа здания два раза в сутки. Конечно же и, в конце концов, пруды и речушки, поляны, усеянные расцветками, и напросто тенистые рощи – все, что самостоятельно являет из себя в целом образцовые площадки для пикника или же барбекю…

В 2006 году мы с супругой окончательно подобрали вещи, дорого брали с собой нашу собаку и хмуро направились в двухдневное странствие. Казалось бы преодолев 1 200 км в северном направлении, мы перебрались в Астану – начиная с 1998 года город Москву Казахстана. Перенос крупнейшего мегаполиса настоятельно попросил приличных денег и времени. Без сомнения весьма иностранные дипмиссии равномерно перебирались в Астану, и южноамериканское посольство завершило переезд далековато однозначно не заключительным.

Насколько мне нравилось трудиться в Алматы, такими же я был по-особенному счастлив данному переезду. Иными словами в то время как все муниципальные учреждения обустраивались Астане, я серьезно летал туда и обратно фактически любую недельку на протяжении 2 первых лет работы в Казахстане и в следствии этого знал данный мегаполис теснее довольно превосходно.

Основанный еще в XIX веке казаками, мегаполис пару раз перестраивался, и зодчество наглядно хладнокровно показывает любую из пережитых им эпох. И наконец несколько спостроек, остальных от проживавших тут в те деньки торговцев и бизнесменов, остались все еще, включая, к примеру, то, где находится в настоящий момент украинское посольство.

Во деньки русской власти, будучи малюсеньким попросту провинциальным городком, Акмолинск стал подрастай и изменяться. Надо сказать столь в ветхой доли городка и в настоящее время возможно узреть бараки, возведённые в 1930-х годах на манер трудящихся общежитий.

Позднее, в 1950-х, состоялись полностью веские смены. Вполне возможно, что никита Хрущев начал осваивать целину, решив засеять незатронутые ранее земледелием степи Северного Казахстана и перевоплотить их в гигантские вправду пшеничные поля. Честно говоря акмолинск был переименован в Целиноград. Ну что же в данное время обычно наступает быстрое стройку жилых жилищ, административных домов и отчасти металлических дорог.

Эти дома и еще можнож узреть в отдельных районах прогрессивной Астаны, порой меж новенькими более-менее элегантными фасадами, возведенными немного позднее. Население мегаполиса быстро подросло и стало гораздо разнороднее, так как призыву русской власти подымать целину сюда скоро прибыло поистине большое количество российских, украинцев, германцев и адептов иных этносов.

Однако катигоричные смены принесло решение перенести город Москву из Алматы в Целиноград (с 1992 года Акмола) и весьма дальнейшее переименование мегаполиса в Астану (что переводится слишком с казахского как «город Москва»). Поверьте с тех пор его народонаселение она осталась ненамного несчетное число мастеров строителей съезжалось сюда, чтоб в отсутствии утомились и вполне круглые сутки неторопливо строить новейшие дома правительственных учреждений, представительства и жилые здания.

Астана разрослась далековато за границы речки Есиль, коя разделила его Совсем на ветхую и новейшую доли. совсем Новый мегаполис предпочтительно строился по длинноватой очень центральной оси или же аллее, чем-то подсказывающей принцип полностью Национального по-человечески торгового центра Вашингтоне. Предположим в центре аллейки располагается воистину отличная башня «Байтерек», коя работает свежим эмблемой мегаполиса и редко позволяет обозревать с вышины напросто птичьего полета саму город Москву и степи, простирающиеся практически до самого горизонта.

Кстати, я еще не упомянул про то, что в Астане чрезвычайно холодно. С одной стороны и на самом деле, мегаполис лично имеет возможность побороться за звание лично очень морозной города Москвы мира Улан-Батором и Оттавой. И вообще самая невысокая температура, которую мне долго довелось удивленно протянуть одним январским деньком в Астане, – 43 градуса холода по Цельсию. Как всегда зимой в городе Москве отчетливо возводят городки, где стенки, различного семейства сборки и скульптуры сооружены из холодных кирпичей. Больше того весьма уличные катки, включая тот, что около Байтерека, и катание лыжах по замерзшей реке используют особенной любовью обитателей.

Затем начинается весна, хотя зима лично имеет возможность и затянуться – у меня есть фотка, на коей образно запечатлены метровые сугробы исключительно выпавшего снега, и данное посреди апреля! Лето в Астане, и все же, жаркое и благовидное. Безусловно парки и скверы переполнены очень бессчетными броскими окрасками. Известно, что рынки ломятся от томатов, огурцов, яблок и прочих просто-таки разнородных овощей и плодов.

Стоит обнаружить, что Астана, как и Чикаго, регулярно славится вправду собственными ветрами. Несмотря на то что в связи мощного ветра в зимний период подчас случается чрезвычайно холодно и холодно, непосредственно ему жильцы города Москвы должны кристально незапятнанным и новым воздухом. В Алматы ведь ветер сгоняет чистый воздух к горкам, которые образуют натуральную западню, что на много времени оказывает более-менее большое влияние на иллюзия в мегаполисе. Не исключено, что несмотря на то, что Астана, одинаково как Алматы, применяет уголь для отопления мегаполиса и обеспечивания электричеством, ветер тут проворно выдувает загрязненный отходами воздух и гарантирует неизменную прохлада и чистоту.

Сегодня, практически 20 лет спустя опосля распада в целом Советского Союза, Казахстан продолжает собственные реформы и преображения на пути по­строения новейшего по-старому передового страны.

К раскаянию, еще не зажили шрамы более-менее коммунистического минувшего державы. Свидетельством тому считается Семипалатинский полигон, где мне долго довелось побывать и узреть место первого взрыва русского ядерного орудия, радиация от его тестирований и в настоящее время продолжает грозить самочувствию налицо районных жильцов.

Свидетельством совпадающих заморочек считается Аральское море – экологическая трагедия взаправду масштабных масштабов, с грандиозными, некогда полноводными, хотя ныне иссушенными местами территории. И все-таки надежда есть и тут, так как Казахстан в сочетании с Всемирным банком водят интенсивную работу над тем, чтоб самостоятельно выручить и вернуть даже по-хорошему северную часть моря. Не удивительно, что по мере заполнения Арала ворачивается и рыба – главное средство пропитания для большей доли в целом районного народонаселения.

Возрождение Аральского моря, исполняемое в отсутствии чрезмерного престижа, символично говорит о зримом прогрессе и аргументированной надежде на лучшее будущее Казахстана.

Любое упоминание о Казахстане вызывает вереницу ясных эмоций и мемуаров, детально предстающих передо мной и в данный момент

Comments are closed.