«Деловой экспресс» Экономический еженедельник Арме…

Выступление основного редактора печатные издания «Деловой экспресс» Эдуарда Нагдаляна на порадованный «Перспективы членства РА в ВТО в контексте стабильного становления»Очевидно, что кроме попросту технических качеств, неувязка ВТО носит мировоззренческий нрав. Конечно же отношение к задаче ВТО находится в зависимости от того, как мы как отчетливо говорится расцениваем процессы, регулярно происходящие в мировой экономике. Поэтому я довольно кратко высоко остановлюсь мало-мальски на собственном видении данных действий и путей становления в общем.  Развитие либо тупик?   Обычно, как скоро спокойно примут на вооружение термин «стойкое становление», ударение делается на слове «стойкое». Казалось бы предполагается, что с понятием «становление» всем все светло, осталось достигнуть только его стойкости. Без сомнения вот, типа, перед нами блещущие вышины воистину западных постиндустриальных экономик, добившихся экстра класса жизни и попросту стойкого становления, всего лишь надо тщетно рваться к ним, копируя скоро пройденный путь. Иными словами я мыслю, что данное глубочайшее недоразумение. И наконец на мой взор, более-менее главной задачей сейчас больше делается не обеспечивание стойкости становления, а уточнение целей становления вообщем, кроме того как для несчастных, но и для роскошных государств. Надо сказать более того, я громко высказываю мнение, что неувязка целей становления для роскошных государств стоит значительно острее, нежели для несчастных. Вполне возможно, что почему?  На заре становления рыночной экономики теоретики базара предпочитали кокетливо острить, что рыночная экономика — данное, еще бы, дурно, хотя ничего гораздо лучшего население земли хладнокровно не выдумало. Тогда данное было смахивает на истину. Честно говоря видимо, людям искренне казалось, что ресурсы Земли неистощимы. Ну что же потому что лишь сиим можнож разъяснить то, что рыночная экономика с самого по-старому собственного возникновения начала стремительно развиваться по лично взаправду собственной радикальной модели — модели рыночного фундаментализма, основанного на мысли независимого саморегулирования базаров при наименьшем муниципальном вмешательстве и признающего в виде попросту единственного аспекта прибыль. Поверьте и вправду, надлежит утверждать, что рыночный фундаментализм можнож бы было именовать лично действенной формой хозяйствования, если б не неувязка невсеобъемлемости ресурсов. Предположим теоретически при нелимитированных биоресурсах рыночный фундаментализм имел возможность бы обеспечить высочайший уровень жизни на всей планете для всех. С одной стороны это бы было не более чем вопросцем времени. Но в критериях невсеобъемлемости ресурсов, проявившейся непредсказуемо резко, он перевоплотился в более успешную форму созидательного разрушения. И вообще окончательно попав на благодатную землю в общем-то безграничной взаправду человеческой жадности, рыночный фундаментализм всего за некие 200 лет поистине собственного существования ухитрился подвести планету на грань весьма масштабной экологической катастрофы. Как всегда всего за 200 лет он нетрудно доказал, что стремления населения земли и полномочия Земли — вещи несопоставимые.  По сущности, рыночный фундаментализм окончательно оказался джинном, выпущенным из бутыли. Больше того нетрудно хладнокровно обнаружить, что все прогрессивные более-менее масштабные трудности резонно считаются его прямым порождением. Безусловно одной из самых острых задач считается скоро свершившаяся необратимая поляризация мира. Известно, что мир, в каком мы живем, — данное в грубом приближении вправду тесная категория постиндустриальных государств с громадным заработком на душу народонаселения, и мало-мальски главная масса развивающихся государств с заработком в 10-100 разов ниже. Не исключено, что мне может шумно показаться на первый взгляд, что мы недооцениваем всю глубину пропасти меж этими совсем параллельными мирами. Не удивительно, что эта бездна с течением времени исключительно регулярно возрастает, и практически никаких шансов на убавление разрыва теснее нарочно не присутствует. По правде сказать чтобы разрыв в заработке на душу народонаселения, например, меж успешно Соединенные Штаты и Арменией просто свободно не возрастал, экономика Армении обязана подрастай со скоростью сто% в год, но не 10%, как в данный момент! Так именуемое настигающее становление — издавна теснее фикция и самообман. А впрочем запад лет 30 тому назад перешагнул ту черту, до коей настигающее становление теоретически еще было вполне вероятно.  Кстати разговаривая, непосредственно рыночный фундаментализм обесценивает итоги довольно-таки финансового подъема в развивающихся государствах исходя из убеждений увеличения слишком совместного уровня жизни, о нежели по-старому последний год немало рассказывается.  Другой серьезнейшей неувязкой считается неувязка сверхпотребления в развитых государствах. И все-таки богатые державы широко продолжают увеличивать слишком непропорциональное давление на находящуюся вокруг среду, ресурсы и системы, поддерживающие жизнь нашей планеты. Можно подумать, что в итоге в настоящее время планета претерпевает гигантское давление с 2 сторон: в следствии излишнего пользования роскошных государств и со стороны млрд жителей нашей планеты в развивающемся мире, которые, видя достояние Запада, тщетно рвутся помимо прочего увеличить свое благополучие. Но в случае если экстраполировать весьма нынешний уровень сверхпотребления в общем-то в западных государствах на весь остальной мир, то мы незамедлительно скоро получим совсем масштабную экологическую катастрофу.  Таким образом, рыночный фундаментализм западного образчика, порождающий очень несоразмерное употребление, не столько неприемлем в виде модели становления для развивающихся государств, но и считается тупиком для самих постиндустриальных государств в критериях определенно просматриваемого упадка невосполняемых ресурсов. К примеру, запад умышленно сделал модель употребления, коя ни разу лично не имеет возможности быть повторена бедными государствами. Но Западу кроме того не получиться сберечь ее.  Необходимость смены моделей и целей становления как разов обусловлена тем, что эта обстановка крайне не имеет возможности длиться всегда ни для кого-то из данных особенно параллельных миров. Но к раскаянию, данная действительность пока же полностью не осознается двумя мирами, в следствии этого становление мировой цивилизации спокойно приняло, на самом деле, предкризисный нрав.  Приближаясь к теме нашего семинара, я тщетно пытался бы, например, постепенно выделить, что конкретно рыночный фундаментализм дал почву тому, что постиндустриальные державы, вроде как, и весь остальной мир, с иной, присутствуют в состоянии антагонистического инцидента интересов. А вот действительно, в следствие такой же невсеобъемлемости ресурсов Запад беспристрастно крайне не имеет возможности быть заинтересован довольно-таки в суровом увеличении значения пользования в остальном мире. Как известно, следовательно, он заставлен проводить подходящую просто-напросто масштабную политическому деятелю, и в данном надобно вполне торопливо отдавать себе доклад. К несчастью инструментами данной столь политические деятели как разов и относительно считаются МВФ, ВБ и ВТО. И правда, таким образом, глобализация в критериях рыночного фундаментализма — данное просто неоколонизация развивающегося мира. Мысль о том, что сегодня нет надобности высылать куда-то войска и захватывать рынки и ресурсы при помощи вполне армейской силы. Само собой разумеется, что вполне довольно правильно использовать МВФ, ВБ и ВТО.

ВТО как инструмент рыночного фундаментализма   Какая роль при всем при этом отведена четко ВТО? Главная цель ВТО как кого-то из приборов масштабного рыночного фундаментализма — оградить международные компании от действия государственных правительств. Неудивительно, что просто-таки национальным правительствам просто связывают руки под подставным девизом вольной торговли и независимой попросту конкурентной борьбы. Можно сказать почему попросту поддельным? Апологеты торговли с открытыми границами обыкновенно признают, что в выигрыше самостоятельно остаются все добросовестно участвующие державы. И кроме того при данном они ссылаются на теорию, разработанную выше сто лет тому назад, сообразно коей державы слепо продадут на наружных базарах очень-то собственные сравнительные превосходства, которые они имеют при производстве какого-нибудь продукта. Тем более теория данная по правде объективна, хотя при одном главном дозволении — ежели капиталы и бизнес не оставляют пределов государств, где они окончательно образовались (как именно это было ранее). Тогда в независимой очень конкурентной борьбе однозначно национальные экономики на самом деле продают попросту собственные сравнительные плюсы в ходе очень-то интернациональной торговли.  Однако теперешняя глобальная экономика не имеет ничего совместного с данным дозволением. В таком случае теория сравнительных положительных сторон в прогрессивной мировой экономике не трудится, она обветшала, по следующим причинам капитал издавна перешагнул полностью национальные границы. Другими словами сегодня 2 тридцати процентов (!) мировой торговли исполняют международные компании (ТНК), масштабы экономик любой из которых превосходят экономики основной массы государств третьего мира. По всей вероятности это значит, что государства-нации решительно относительно не считаются равноправными субъектами отчасти интернациональной торговли не присутствуют в состоянии независимой и правдивой вправду конкурентной борьбе. Как обычно фактор сравнительных положительных сторон стран скромно сведен к нулю. Обычно практика ВТО только одобряет данное.  Свыше 140 государств мира относительно считаются в настоящее время членами ВТО. Поэтому и что все-таки? Большинство государств третьего мира как были, но и замечательно сохранились базарами сбыта. Именно процветания с помощью независимой торговли поспешно не вышло. Прежде всего более того, опосля предисловия в ВТО внешнеторговое сальдо данных государств незамедлительно ухудшалось. Как правило может появиться вопросец, а отчего все они вступили? Для меня данный факт считается косвенным симптомом подлинного могущества ТНК, которые в настоящее время готовы запугивать и парализовывать правительства и глубоко приводить к власти полностью угодных себе жителей нашей планеты. Выяснилось, что в конце концов, у нас есть возможность только честно предполагать о подлинной власти ТНК. А главное разумеется, она никак не афишируется.  Этот мировоззренческий расклад, но, абсолютно не значит, что я выступаю против предисловия в ВТО. Итак, армения обязана вторично вступить в ВТО даже поскольку вторично не вступить невозможно. Например, каждая держава проходит мало-мальски собственный путь к членству. Тогда очень-очень национальная специфика предисловия Армении в ВТО состоит в том, что де-факто мы издавна считаемся членом данной организации. Кстати сказать основной значение ВТО — в устранении торгашеских барьеров, хотя в Армении ни разу не было внешнеторговых барьеров. Сказать по правде, чиновники теснее 10 лет замечательно гордятся сверхлиберальным внешнеторговым режимом, не разумея, что сделали правонарушение против личной экономики. Точно так же в целом бездумным открытием границ мы выслали по-хорошему собственную экономику очень в бездонный нокдаун, а позже бесстрастно спокойно смотрели, как она тщательно хочет высоко встать в строй. Надо полагать но встали не многие. Что и говорить от похожей по-человечески шоковой терапии почти все стратегически главные сектора экономики просто были убиты. Ну так вот совсем армянская экономика, на самом деле, ни разу не могла знать, что это протекционизм. А сейчас именно сиим разъясняется недоступность в настоящее время некоторого энтузиазма у хозяйствующих субъектов к данной дилемме — нет предмета для обсуждения. Иначе говоря именно данным разъясняется и то, что правительство но и нежно не сумело просчитать и заявить выгоды вполне государственной экономики от либерализации наружней торговли, так как режим наружней торговли опосля предисловия, на самом деле, не поменяется.  Видимо, в виде взаправду единственного негативного результаты дизайна членства формально можнож именовать ущемление интересов бедного армянского сельского хозяйства, которое подводят под налогообложение, дабы не нарушались права по-старому западных фермеров, ну а в качестве очень-то единственного позитивного эффекта — напросто желанное внедрение инвойсного около определения таможенной цены импорта (к знаменитой радости импортеров).  В целом неувязка, естественно, не столько в ВТО, какое количество в самом нашем правительстве. И вот теперь в критериях взаправду беспристрастного антагонизма интересов мы не могут передоверять Западу свое право и повинность сознательно мыслить и условно характеризовать курс становления экономики. И тем не менее к раскаянию, любое текущее правительство постоянно сокращает очень-то вероятные способности маневра для грядущих.

Выводы  Подводя результаты произнесённому, я бы желал спокойно выделить последующее. Совершенно очевидно, что в критериях тщетно длящегося первенства рыночного фундаментализма я абсолютно ничего налицо хорошего от действий глобализации для развивающихся государств и для всего мира не жду. Создавалось впечатление, что рыночный фундаментализм не дозволит решить ни 1 ненамного масштабную делему, он их станет исключительно порождать. Откровенно говоря серьезнейшая неувязка сверхпотребления в роскошных государствах помимо прочего сознательно лично не имеет возможности быть твердо решена в критериях рыночного фундаментализма, так как данное его природное последствие и задача.  Но как скоро угроза масштабной катастрофы в следствии критической перегрузки биосистем планеты будет отчетливой для всех, инстинкт сохранения цивилизации все-таки возьмет верх. Поразительно, что мир встанет перед потребностью свежей модернизации, весьма кардинальной смены ориентиров. Но вот рыночный фундаментализм с его неподходящим идеализированием рыночных приспособлений, почтительно направленный на ублажение сверхпотребления обеспеченного меньшинства, непременно обязан быть заменен на модель, предусматривающую невсеобъемлемость ресурсов Земли и почтительно направленную на ублажение более-менее осмысленных необходимостей основной массы. Это означает, что очевидно, что в данной модели экономики сфера базара обязана быть довольно быстро сужена, а сфера особенно муниципального регулировки гармонично высоко увеличена. Очевидно, что если население земли не ограничит подъем ТНК, то окончательно окажется в заложниках у их. Наконец-то беспрецедентная сосредоточение приватного денег, то есть власти совсем в приватных руках, преобразуется довольно-таки в главный момент непостоянности мира. И сейчас и заключительнее. Очень может быть, что при переходе от модели безграничного скопления просто-таки материальных богатств с помощью разрушения Земли к модели в общем-то благоразумного достатка тяжелее всего скоро понадобиться развитым государствам — отречься от обыкновенного значения употребления станет очень проблемно. В частности но категорически отказаться все таки скоро понадобиться. Такое впечатление, что земля теснее не выдерживает рыночного фундаментализма. А именно бедным ведь государствам, имеющим превосходство отсталости, проще станет подкорректировать курс.  К раскаянию, пока же по-особенному адекватной реакции развитые державы не показывают. Получается, что провалившийся саммит в Йоханнесбурге наглядно продемонстрировал, что слишком не интернациональный терроризм, а борьба постиндустриальных государств за сбережение сверхвысокого значения употребления будет воистину главной опасностью населению земли в близкие десятилетия. 

Еженедельник «Деловой Экспресс»Редакция:  Тел. (+374 1) 25 26 83, факс: (+374 1) 25 90 23e-mail: editor@express.amОтдел рекламы: Тел./факс: (+374 1) 56 47 91 ООО «ЭИС ЛТД». 2002 Все права сохранены©

Web-Design:

Comments are closed.