Что произойдет после того, как Казахстан вступит в ВТО?

Вопрос о том, каковы будут последствия вступления Казахстана в ВТО, остается одной из самых обсуждаемых тем в экономическом сообществе республики. На VI Астанинском экономическом форуме теме ВТО была посвящена отдельная программа, состоялось 3-е заседание Евразийского делового конгресса — Вступление Казахстана в ВТО: интересы и возможности бизнеса. Состоялась панельная сессия, организованная Министерством сельского хозяйства Республики Казахстан и АО «НУХ «КазАгро» — Перспективы развития АПК Казахстана в условиях членства в ВТО.

Заместитель генерального директора ВТО Алехандро Хара, выступая на сессии, заметил: «Казахстан достиг существенного прогресса на пути вступления в ВТО. На финальной стадии переговоров вокруг членства Казахстана в ВТО открытыми остаются вопросы государственной поддержки сельского хозяйства страны, в частности, субсидирования экспорта, санитарных и фитосанитарных норм».

Далее дискуссия о плюсах и минусах членства Казахстана в ВТО перекочевала на второй бизнес-форум, прошедший в Алматы. Речь шла о том, как вступить во Всемирную торговую организацию и избежать юридических ловушек, влекущих за собой экономические проблемы. Об этом рассуждают в газете «ЭкспрессК» Айдар Ермеков, Борис Шестаков из Алматы. ИА «Казах-Зерно» публикует статью в полном объеме.

Как-то на одной из международных конференций представителям китайской делегации был задан вопрос о том, на каком этапе они в полной мере ощутили свое членство в ВТО. На что они ответили, что только сейчас (почти через 10 лет) стали понимать, куда попали. Возможно, это больше похоже на шутку, но намек на мудрую поговорку «не зная броду, не суйся в воду» здесь очевиден.

Во-первых, потому что законодательная база ВТО огромна. Она состоит из большого количества томов нормативно-правовых актов, на изучение которых может потребоваться не год и не два. И для работы с ней требуются специально подготовленные кадры. Во-вторых, поскольку механизм вступления уже запущен, необходим тщательный анализ того, как ощущают себя в этой организации наши партнеры, в частности та же Россия. Причем отдельно по каждой отрасли. Об этом поведали сами россияне.

— К сожалению, являясь рекордсменами по длительности вступления в ВТО, мы за это время не подготовили достаточное количество кадров, которые хорошо разбирались бы в юридических аспектах существующих в ней норм, — говорит президент Торгово-промышленной палаты Российской Федерации Сергей Катырин. — Грустно осознавать, но это так. Думаю, что это надо учесть всем, кто стремится туда попасть. Сегодня, когда мы проводим семинары в отраслевых разрезах, в своих министерствах с трудом находим людей, которые детально разбираются в нормах ВТО, касающихся той или иной отрасли.

Членство России в ВТО подсказывает, в каком направлении нужно двигаться дальше, чтобы избежать критических ситуаций и уметь защищать себя. Также необходимо избавиться от иллюзий относительно сиюминутного положительного экономического эффекта. Ничего такого сразу же после вступления нашей страны в ВТО происходить не будет. Более того, по многим направлениям не будет происходить еще долго. В частности, для малого и среднего бизнеса последствия вступления в ВТО обычно наступают гораздо позже. — Должен вам сказать, что в целом ничего страшного не происходит и все мы живы и здоровы, — продолжает Сергей Катырин.

— Сейчас мы занимаемся просвещением руководителей предприятий. Создали центр Россия — ВТО, задача которого — сконцентрировать вокруг себя научные силы для выработки действенных мер. Для проведения консультаций туда привлекается профессорский состав Высшей школы экономики, МГИМО, МГУ.

Что произойдет после того, как Казахстан вступит в ВТО? Грянет ли гром среди ясного неба? Будет это злом или благом для прибылей отечественного производителя и для кошелька казахстанского потребителя? Вполне может быть и так, что вслед за вступлением Казахстана в ВТО ничего сверхъестественного не произойдет. Вот, например, Россия уже с августа прошлого года является членом Всемирной торговой ассоциации — и что же дальше?

Региональный представитель Торгово-промышленной палаты России в Центральной Азии Виктор Жигулин попытался исследовать публикации, появляющиеся на эту тему в тамошней прессе. На 80% они были негативными. Неужели ВТО — это так плохо? Однако если отследить занятия авторов этих статей, то окажется, что 80% писавших – это политики, парламентарии, эксперты, аналитики и прочие люди, сами непосредственно бизнесом не занимающиеся, но активно отстаивающие ту или иную точку зрения вследствие должностного положения или популистских соображений.

Тогда Виктор Жигулин решил расспросить самих бизнесменов, что принесло конкретно им вступление в ВТО? «Да ничего хорошего!» — был дружный ответ. А что плохого? «Плохого? Тоже ничего. И вообще ничего! Ничего не изменилось». Потребитель тем более никаких плюсов не ощутил, но производители тут ни при чем — цену устанавливают не они, а монопольные посредники. Конечно, вступление в ВТО — процесс очень долгий, многие острые углы на этом пути могут быть смягчены достигнутыми договоренностями.

Например, Казахстан, большая часть аграрного комплекса которого находится в зоне рискованного земледелия, может рассчитывать на очень существенные преференции перед странами, чье сельское хозяйство стабильно и не так зависит от сюрпризов погоды. Россия на 100% обеспечивает себя яйцами и на 90% — птицей, а вот треть мяса завозит. Мало кто знает, что обусловленное вступлением в ВТО снижение импортной пошлины распространяется лишь на то ввозимое мясо, которое оказалось в пределах установленной правительством России квоты. В 2007 году средняя импортная пошлина составляла в России 11%, в Беларуси — 11,3%, в Казахстане — 7,8%. В 2009 году таможенное законодательство всех трех стран «подобрело» до 10,5%, 10,5% и 5,9% соответственно. В 2012 году Россия, Беларусь и Казахстан в рамках Таможенного союза пришли к «единому знаменателю» — 10,3%.

Через 15 лет, когда наши державы будут членами ВТО и истекут сроки всех оговорок и промежуточных условий, средняя импортная пошлина для стран Единого экономического пространства составит 7,15%. Для России это, может быть, величайший апогей экономического либерализма. Но Республика Казахстан через эти долгие 15 лет окажется примерно там же, где уже была шесть лет назад. Какие уж тут экономические потрясения?!

Comments are closed.